Она не писала убийство

Фантастика. Стеб. Отражение настоящего и недалекого будущего.

Глава 1. Серина

— Какое платье скачать, алое или фиолетовое? Ставлю на голосование. Поклоннички… Котаны, где вы?
Счетчик голосов быстро выдал баллы в пользу фиолетового платья.
— Ля-ля-ля, иду примерять.
— Хороший цвет, – фиолетовый, он приносит удачу.
— Макс, фиолетовый, – мой любимый цвет. Аметист — мой самый любимый камень. А шёлк лилового цвета и вовсе вызывает у меня оргазм!
— Ты прекрасна.
— Мимими. Пойду заказывать. Как только примерю, устрою показ. Жду тебя… и всех моих котанов. Ба-ай.
— Целую ручки.

Серина закрыла страничку своего Бодибука, надела похожую на корону нейроприставку и вышла в сеть нейронета на второй уровень. Тем временем пищевой принтер печатал выбранный ею любимый чесночный торт с синими вишнями.

— Введите пожалуйста новые параметры своего тела, – раздался бесстрастный голос.
— Что за чушь, я неделю назад прошла полное сканирование.
— Ваши параметры не соответствуют указанным ранее. Мы не можем вас обслужить.
— Я как это не можете? Я одна из ваших лучших клиенток!
— Похоже, что вы набрали парочку лишних кило. Извините за неудобство.
— Ты, хер моржовый, железяка долбанная… Ты хоть знаешь, сколько нужно времени и евро, чтобы пройти новое сканирование тела?
— Извините за неудобство. Введите новые параметры тела. Вашему вниманию предоставлена новая коллекция весенней одежды. Спасибо за то, что выбрали нашу компанию.
— Иди на хер, чмо!
— Как пожелаете…
— Подожди, тупица, не отключайся. Сейчас забью.

Серина сняла «корону» и с отвращением извлекла из шкафа старинный, покрытый пылью нетбук. Такими с эпохи появления нейронета давно уже никто не пользовался, но работать на них учили еще зачем-то в некоторых институтах. Как инженер-технолог по обслуживанию Fashion программ для трехмерных принтеров, Серина обязана была знать несколько компьютерных языков, уметь печатать, исправлять ошибки и устранять неровности в тегах.
«Должно сработать», – пробормотала девушка, подключила свой нейромодем к нетбуку «механическим» Wi-Fi методом, и принялась переписывать параметры своего тела, используя алгоритм набора мышечной и жировой массы.

Вживленный в мозг еще до рождения нейромодем представлял собой живое синтетическое существо-симбиотик. Животное это жило в мозгу и питалась вместе со всем организмом. Оно росло вместе с человеком, развивалось вместе с ним, самосовершенствовалось и прогрессировало благодаря постоянным обновлениям, конечно же, не бесплатным. Нейромодем по умолчанию обеспечивал доступ в сеть нейронет первого уровня, – работу и паспорт, всемирный денежно-анатомический банк, базу всех жизненно-важных данных в печатном, аудио, видео и сно-видео-зуальном форматах, а так же четырехмерной социальной сети «Бодибук», которую правительство взяло под свой полный контроль и сделало обязательным для каждого к регистрации. Регистрировали ребенка в «Бодибуке» буквально в роддоме, а те родители, что отказывались от сканирования, автоматически причислялись к расе морлоков и теряли права честного горожанина.
Существовал еще альтернативный «Бодибукклаб» и так называемый черный нейробанк, в котором можно было расплатиться за что-то запрещенное органами, кровью, адренохромом или жизненной силой, (равно, как и приобрести все перечисленное), но для этого необходимо было иметь доступ в нейронет третьего уровня, – недоступный для обычного люда.

Для особо продвинутых и богатых, но, все же, обыкновенных элоев был создан нейронет-2. Элои в свою очередь так же делились на касты, но об этом как-нибудь в другой раз. Чтобы пользоваться нейронет-2, одного вживленного нейромодема было уже недостаточно. Для его обеспечения ученые создали особый девайс, – нейроприставку «Lis-3» в виде обруча, короны, дредов, главотяжца или  бейсболки, – вы могли выбрать любую, понравившуюся вам форму, даже вживить его в кожу головы в виде нейроволос.
Многие отчаивались на такой шаг, и оно того стоило, – ведь Lis-3 позволял пользователю войти в знакомую уже сеть нейронет практически во плоти, – почти как в фильме «Каприка» или в безумных рассказах фантастов.
Но существовало и значительное отличие, – вопреки ожиданиям ученых, а так же любителей фантастики, все случилось с точностью до наоборот, – искусственный интеллект так и не был изобретен, (все сведения о нем оказались аферой, блефом и фарсом), зато человеческий мозг начал становиться искусственным.

Как это могло случиться? Все вполне тривиально и легко объяснимо. Сначала это была только необходимая память, – скажите, кто из вас не мечтал стать таким же эрудированным эйдетистом, как всеми обожаемый Шелдон Купер? «И, вот, пожалуйста! – платите за год обучения в Гарворде, и вы получите память обо всем, о чем можно желать.
Безусловно, при желании все это можно легко найти в нейронете, но тут есть одно маленькое «Но», с большой буквы, – включите-ка, плис, страницу с уравнениями Дирака. Все поняли? Вот, и я о том же! А покупая память у нас в фирме «Шелдон», мы обещаем вам, что вы будете во всем разбираться не хуже самого Дирака»! – примерно так звучала одна из первых реклам программ памяти.
Затем настал черед разных способностей. «Если вы отъявленный тугодум и ничего не смыслите в математике, – тогда Мы идем к Вам! «Мы», – партнерская программа для развития интеллектуальных способностей! Попутно Мы застрахуем Вас от банкротства, сканировав все Ваши органы! Это очень удобно»!
Вслед за способностями, настала пора «Гениальности» и разнообразных «Талантов». «Хотите стать гениальным писателем? А может певцом? Танцовщицей!? Фирма «Харизма» изменит вашу нейронную сеть в считанные минуты»!
Программисты научились писать даже чувства, потому, что с ними постепенно начался дефицит.

Что является наиболее ходовым товаром всех времен и народов? Правильно, – мечты. Человек готов заплатить любые деньги и пожертвовать чем угодно, (например, продать душу Дьяволу), за несколько лет счастья в мире, где исполнились все его заветные грезы. На мечту не жалко никаких денег. Спрос диктует и предложение, – появились хакеры-ворожеи, умудряющиеся влюбить одного человека в другого, добравшись до его серых клеточек через нейромодем. Все это преследовалось по закону, но кого когда-то он, этот закон, останавливал? Уж не тех, кто мог откупиться от него, – однозначно.
Пока хакеры вытворяти разные штуки с мозгами доверчивых пользователей нейронета, ученые тоже не бездействовали. Вскоре, вслед за 3D принтерами, печатающими радиотехнику и складные компактные электромомобили, появились в продаже файлы новых тел и даже личностей. Ведь что есть, по сути, материальное тело? – Программа нашего мозга, основа которой записана в ДНК. А личность? – Программа нашей души. Как выяснилось, – эти программы можно взломать и переделать по своему усмотрению. И, если раньше это было доступно только лишь единицам, да и то, чаще всего беспощадно сжигаемым, то теперь изменить себя мог любой желающий достаточно обеспеченный человек…

Серина нажала «Еnter», и почувствовала покалывание в мозгу, – ее нейромодем передавал в сеть новые данные параметров тела. Пришлось десять минут поработать пальчиками, – иначе ей бы пришлось неплохо раскошелиться, ведь новое сканирование человеческого тела, – кропотливая ручная работа! Больше бодисканеров получали лишь бодиарторы, – вымирающая профессия в новую эру. В голове что-то снова сильно кольнуло, причинив настоящую боль, – тоже весьма большой дефицит. Засветился сам по себе экран доисторического нетбука, и на нем появилась ухмыляющаяся небритая физиономия.

— Морлок?! – отпрянула от монитора Серина, буквально содрогнувшись от страха.
— Не суетись, девочка. У меня к тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться.
— Как это, – не смогу?
— А тебя хакнул, – все твои грязные тайны, все нарушения… все.
— У меня иммунитет. За такие нарушения мне грозит штраф, – и только то.
— Не торопись, выслушай предложение. Если ты поможешь мне с одним дельцем, то я убью любого по твоему желанию.
— Заманчиво, но программу убийства создать невозможно. Прежде чем вживлять людям нейромодемы, правительство об этом хорошо позаботилось.
— А не наоборот? Как ты думаешь, почему уже на протяжении века не было ни одного суда, ни одного громкого преступления среди элоев, а морлоки мрут целыми кланами?
— Ты что, это все, реально-серьезно?
— Совершенно, – ответил парень. – Помоги мне продвинуть одну маленькую программку, и я тебе докажу.
— Но откуда такое у Морлока?
— Я не Морлок, мне удалось исчезнуть. Я вынужден был.
— Сперва докажи.
— Называй имя и иди в свой «Бодибук». Лучше без Lis-3, – зрелище не из приятных.
— Но я хочу, – прикусила губу Серина. – И… я не верю тебе!
— Имя! Ты должна его напечатать. Сейчас!
— Ай, черт, достал, подожди, – вскрикнула девушка, хватаясь за голову, – боль была похожа на укол раскаленной иглой. – Сейчас напишу.

Серина придвинула нетбук и напечатала три слова, – Дженнифер Катарин Гейтс, – так звали владелицу всего нейронета, ста-пятидесятилетнюю вечно-юную мультимиллиордершу, которую все считали бессмертной женщиной-андроидом…

***WD***

 

Глава 2. Так пахла моя мама

— Похоже, ты шутишь? – глаза хакера на выбранном им для образа модельном лице стали в полтора раза круглее.
— С икса ли? Ты же сказал, – печатай имя. Я напечатала. Что еще надо тебе, изгой? – рассмеялась Серина.
— А не могу убить ее. Она моя мать, а я – ее единственный живой сын.
— Ты сын Императора Восточного Полушария!? Это правда!?
— Правда, – грустно ответил парень и показал голографическое клеймо на запястье, – меня зовут Владиджейн.
— Как твой отец смог допустить такое? Он знает, что ты творишь?
— Мой отец давно уже представляет из себя консервную банку с серым веществом, истыканным электродами, инплантами, да трубками с питательной смесью. Мне кажется, что об этом не знает только ленивый.
— Папа говорит, что все это, – подлая ложь. Владимир Владимирович сам лично вручил ему орден синего знамени за разработку новых аккумуляторов.
— Орден синего знамени вручили твоему отцу за изобретение дистанционного гидроконструктора.
— Это еще что за хрень?
— С тех пор, как морская вода стала использоваться для усиления мощности квантовых компьютеров в качестве необъятного всемирного сервера, с ней стали происходить странные вещи.
— Я знаю. Но эти аморфные создания, программы-медузы, – дело рук хакеров-морлоков. С ними давно уже разобрались.
— Это не совсем так. Программы-медузы действительно оказались на поверку чей-то гениальной злой шуткой. Но вслед за ними начали появляться и более страшные существа.
— Ты о морских ангелах и говорящих дельфинах? Но это же сказки для детей дошкольного возраста, – совершенно безобидные биороботы.
— Нет, я не об этом. Да и дельфины те, тоже, вовсе не были роботами. Что-то действительно пошло не так. Объём земного Мирового океана равен 1,34 на 10 в 9 степени кубическим километрам. Глупо было использовать такую непомерную стихию как свалку информационного мусора всей сети нейронет. Она ожила.
— Ты сумасшедший! Пожалуй, я сообщу властям. Мало того, что этот старый псевдонаучный роман ворчуна Лема изобилует глупыми ляпами*, так он еще до сих пор сводить с ума людей продолжает.
— Я говорю вовсе не о Солярисе, хотя кое-какие аналогии провести можно. Я говорю о Эгрегорах.
— Об этих штуках из трехмерных игр с колдунами и ведьмами? Ты больной псих.
— Да нет же. Выслушай. Не заставляй меня снова применять боль.
— Ты причиняешь мне боль своими идиотскими инсинуациями. Не знаю даже, что хуже.
— Что есть Эгрегор с точки зрения биоэнергоинформатики?
— Энерго-информационная структура, изначально возникающая из сонаправленных мыслительных эманаций и эмоций группы людей, объединенных общей идеей.
— Читай дальше.
— Из какого источника? У меня голова от всего этого лопнет. В общем случае Эгрегор можно охарактеризовать как некое порождение мыслей группы людей, действующее независимо от каждого из членов группы, а возможно, и от всей группы в целом.
— Это не совсем так. С тех пор, как безмозглым студентам разрешили писать учебники, они многое намудрили и нафантазировали. От возможного не следует заключать к действительному… пока не следует.
— Ты меня хакнул чтобы побеседовать о «Римском праве»?
— Заткнись и послушай. Изначально описание возникновения Эгрегора было примерно таким: Большое сообщество людей, следующих одной и той же цели, производят однотипные по своему астра-ментальному началу виды импульсы эманаций. Энцефалограмма и визуальные мыслеобразы, – далеко не единственное, что может нарисовать мозг. В силу своей аналогичности эти эманации сливаются в одно целое и производят Эгрегор.
Эгрегор – живое существо, но оно не имеет собственного разума. Для выхода в ментальный план у него недостаточно ресурсов сознательного мышления. Его информационная емкость, (суть сумма всех идей составляющих принцип действия), состоит только из заданных тезисов. Но, – емкость эта активна. Иными словами, – человек, достаточно осведомленный, ознакомленный с законами Эгрегора, может использовать его для выполнения своей собственной воли. Но только в том случае, если его информационная емкость не противоречит настройкам этого существа.
— Бла-бла-бла. И к чему все ЭТО?
— Так было раньше. До той поры, пока Эгрегоры существовали только в астральном плане, на уровне тонкого психического взаимодействия с теми людьми, на которых они паразитировали. А теперь Эгрегоры стали возникать в океане. Они материальны, понимаешь?
— О госпаде, можно мне выпить?
— Включи пищевой принтер, – пошлю тебе мятного абсента.
— Но ведь он запрещен?
— Но ведь мы с тобой сейчас вне юрисдикции.
— Не запасут?
— Обижаешь. Угощайся.
Пищевой принтер почти мгновенно напечатал пластиковый стакан, а после начал наполнять его странным зеленым желе. Как только желе растаяло и загорелось, принтер плеснул в него немного воды и сообщил о выполнении порученного задания приятным халдейским пидорским голоском.
— Так пахла моя мама, – смахнув слезинку, застенчиво сказала Серина, наслаждаясь анисовым ароматом чудесного наркотического зелья*.
— Чин-чин, – подмигнул Владиджейн, отхлебнув глоток такой же зеленой мути. – Какие преимущества имеет обладатель синего ордена перед другими людьми?
— Право неограниченного бесплатного пользования системой водоснабжения.
— И снова вранье. Обладателям ордена синего знамени проведена своя, отдельная система правительственного водоснабжения повышенной безопасности. Вода до конца не изучена. Никто не знает толком, что это такое и почему она обладает такими странными свойствами. А теперь, самое интересное. Я начну рассказывать, а ты тем временем напечатай все-таки имя. Так мы сможем больше доверять друг другу, согласна?
— Хоть ты и шизофреник, но с тобой интересно. А за этот чудный напиток я готова проболтать с тобой хоть до самого утра. Ко мне должна зайти моя герлфренд сегодня. Я напечатаю ее имя. Если она, и правда, умрет, то я это увижу воочию.
— Тебе не жалко любовницу?
— Это наша последняя встреча. А если учесть то, сколько моей крови она уже выпила, как в прямом, так и в переносном смысле, то, – вовсе не жалко.
— Хорошо. Заодно проверим, насколько хорош твой иммунитет. – Владиджейн прокашлялся, закурил, вызвав этим дикий восторг у пробовавшей никотин лишь однажды Серины, и тихо продолжил. – В одном из тайных клубов черного бодибука доступна к изучению Славянская Книга Еноха. Там Эгрегоры называют, – «Григорьи». И это не случайно. Через транскрипцию греческого слова «страж», Эгрегор обретает настоящее имя и становится живым независимым существом. Далее происходит вот что.
Григорьи были поставленные сторожить демонов, заключенных в небесных твердях. Но, неожиданно, на втором из небес, (их в писании семь), происходит мятеж вертухаев Григорьев, пожелавших жить самостоятельной жизнью. Они порождают гигантов, которые строят для себя тридцать шесть городов, дабы жить в них в союзе с людьми. Так вот, – все это сейчас происходит в нашей реальности, и я – один из этих людей.

***WD***

* В романе Лема точно указана масса живого океана — 17 биллионов тонн. Указаны также размеры планеты Солярис (радиус на 20 % больше радиуса Земли) и общая площадь суши (меньше территории Европы, то есть около 10 млн км;). Если допустить, что «биллион» в данном случае интерпретируется по длинной шкале и означает «миллион миллионов», а плотность студенистого океана примерно равна плотности воды, то его объём — 17 000 км; , а глубина в среднем всего лишь около 2 сантиметров, что не согласуется с его описанием в тексте как полновесного океана глубиной до нескольких миль. Если же имелась в виду короткая шкала, то вообще получается глубина, неразличимая глазом. (Океанолог М. Львович оценивает Мировой океан Земли в 1370 миллионов кубических километров) Фигня, конечно, но ботанов бесит до ужаса.

* «Так пахла моя мама! – тихо сказала она и застенчиво улыбнулась». Слова Искрины Романовны. Владимир Войнович Москва 2042.

*******

 

Глава 3. А-Элита

«Под стеклянными крышами,
Под железными арками,
В каменном горшке
Дымится хавра.
Нам весело, весело.
Дайте-ка нам в руки каменный горшок!
Айяй! Мы не вернемся
В шахты, в каменоломни.
Мы не вернемся
В страшные, мертвые коридоры.
К машинам, машинам.
Жить мы хотим. Айяй! Жить!
Дайте-ка нам в руки каменный горшок»!

Аэлита. Алексей Толстой.

******

— Все, я больше не могу это переносить. Даже под абсентом. Может, просто убьешь меня сразу? К чему все эти нейромуки?
— Ты напечатала имя?
— Печатаю. Вот, держи, – Мирана Крейцмейсель.
— Красючка. Сейчас я напишу тебе свой айпи-код. Всего десять цифр. Не вздумай запоминать или где-то записывать. Копируй в калькулятор нетбука и зашифруй именем. Как только я увижу, что ты это сделала, – оставлю тебя.
— А как же Мирана?
— Убить ее до или после?
— Во время.
— Странная ты. Это хорошо, – значит, я в тебе не ошибся. Литровая бутылка абсента, – тебе в подарок. Пригодится. Уже послал.

Как только Серина скрестила в уравнении имя своего незваного гостя и его айпи адрес, наваждение кончилось. Когтистая лапа, сжимавшая до этого ее мозг, ослабила хватку, – девушке мгновенно сделалось легче. Взглянув на нетбук, она увидела черный экран – аккумулятор сел; для подзарядки его следовало поместить в «Шкафчик Тесла». Пожав плечами, Серина именно так, на всякий случай, и сделала, а сама отправилась открывать дверь своей любимой подруге, – девушке из танцкласса Северной А-Элиты.

А-Элита, – так называлась группа элоев, на которых равнялся весь нейронет. Они были самыми красивыми, самыми умными, самыми обеспеченными, продвинутыми и популярными девушками и адрогинами всей планеты. Мужчины в А-Элиту тоже изредка попадали, но немедленно становились предметом постоянных шуток и троллинга. Большая часть А-Элиты являлась, конечно, мажорами, но случались и те, кто сами добились всего путем неимоверных усилий. Одной такой замечательной девушкой, (хоть и немного, как положено, стервой), была Мирана Крейцмейсель.
Войдя в квартиру Серины, Мирана немедленно набросилась на подругу, разрывая на ней одноразовый кружевной пеньюар и покрывая лицо поцелуями. Шепот горячих губ, дрожь, трепет, дыхание, бесконечные клятвы любви, вздохи и стоны, – бушующий ураган скачанной из сети кибер-страсти, сдобренный настоящими человеческими нейропептидами сексуального наслаждения.
Отвечая на безумные ласки, Серина с головой окунулась в бурлящий океан наслаждения и… была немного удивлена, когда очаровательная головка ее возлюбленной с мерзким звуком взорвалась, словно спелый гранат в вакууме.
На окровавленной простыни, рядом с кусочками серого вещества противно верезжал нейромодем. Похожее на осьминога со множеством щупалец, маленькое несчастное существо, зияя разорванным «брюшком», впервые увидело свет и теперь визжало от боли, (непонятно, – чем, – скорее всего звук оно транслировало на телепатическом уровне). Преодолевая отвращение, девушка накрыла его подушкой и убежала под душ.
Охранная система квартиры, мигая лампочками камер наблюдения, бесстрастным голосом сообщила о вызове медслужбы и горничной.

******

Приехавшие медработники отправили труп в биопереработку, задали пару формальных вопросов и удалились, – тотальная слежка и презумпция невиновности облегчали работу всех служб.
Серина перевела на чай закончившей уборку горничной парочку евро, завернулась в теплый махровый халат, открыла бутылку абсента, скачивание которой было только что завершено, сотворила в кухонном комбайне коктейль и погрузилась в созерцательную полу-прострацию.
Нейронная сеть ее мозга выдавала путанные красочные мыслеобразы: «Эгрегоры… Григорий… Вода… Орден синего знамени…».

Серина в задумчивости листала страницы Катаринпедии, пропуская сквозь себя уже знакомую с детства инфо, но теперь воспринимая все несколько по-иному. Подобно тому, как получившая долгожданное разрешение на ребенка, счастливая женщина-овуляшка начинает видеть на улице множество сияющих от радости обладательниц круглых пузиков и детских колясок, взгляд девушки цеплялся теперь за некоторые не замечаемые ею ранее вещи.

Унылая старая хроника: «Император Восточного Полушария Первый Бессмертный Герцог Постмавзолейский Владимир Владимирович Верно-Путин и его бессменная августейшая супруга, Королева Западного Полушария Принцесса Ньюянкинская,  Мескалинмексиканская, Сексибразильская, Беспечнокубинская и Канабисканадская, Вечноюная Миротворица-Ангелица Дженнифер Катарин Гейтс, в сопровождении их духовного пастыря и няньки Григория Раста-Путина с детьми. На руках у Григория Раста-Путина принцесса Катрин Евгенивлада и принц Владиджейн Верно-Путин…».

Серина всмотрелась в безумные гипнотические глаза бородатого Старца-Григория и содрогнулась, – теперь ей становились ясно, откуда у него такая сила и власть.

Как только миновала эпоха первой Коноплевой войны, развязанной «Вест-индийско-афганской торговой компанией» против банков и корпораций, не позволявших начать производство коноплевых банкнот и тканей, (которым, и правда, нет никакого износа), началась эпоха всемирного благоденствия. Конечно же, этому способствовала не столько конопля, сколько рассекречивание работ Николы Теслы, еще в давнюю пору понявшего, что наша планета, уже сама по себе, и есть огромная электростанция, (элементарно, мне кажется, ведь электромагнитное поле из ничего не появится); но – все взаимосвязано, уж вы мне поверьте. (И засекретили его разработки не зря, но ради того, чтобы не нарушать иерархию земной власти).
В ту самую пору случилось много странных событий.

Одежда больше не снашивалась, поэтому единственным стимулом для покупки новой стала непрестанная работа фантазии модельеров, – это еще больше расслоило население на отдельные классы.

Развитие сети нейронет способствовало повышению общего айкью населения, поэтому до людей наконец-то дошло, что деньги, – самый грандиозный обман, – афера всей истории человечества, делающая всех рабами семей, контролирующих производство купюр. (Это легко объяснимо на примере замкнутой деревушки, живущей бартером или своей монетой, жителям которой навязали пользование копеечными фантиками какого-то левого дядьки).
Выход из положения нашелся быстро, – простой и гениальный, – электронные деньги, строго и неразрывно привязанные, (равно, как обеспечиваемые), к золотому, платиновому и бриллиантовому запасу. (Так как «лишние» алмазы регулярно сжигаются владельцами почти истощившихся кимберлитовых труб, а запасы золота и платины ограничены, то инфляция с этой стороны не грозит по определению, а манипуляции легко обнаружимы и пресекаемы).

Для того чтобы избежать войны между восточным и западным полушариями, правителями этих держав принято историческое решение породниться. Выход из положения, безусловно, не новый, но весьма эффективный.
Естественно, что Королевой Катарин Гейтс и Императором Владимиром Верно-Путиным незамедлительно произведена на свет двойня, дабы не вводить во искушение всяческих придворных интриганов, – наимудрейшее решение, которое должно было плавно положить конец остаткам холодной войны.

Старец Григорий и его идея галактического патриотизма, объединяющая заранее всех потенциальных жителей галактики Млечный путь против иногалактишных хишных агрессоров и всяческих демонов, обрисованных его боевой подругой в войне с непросвещенными грязнокровками, Евой Григорией Браун, появился очень давно. Пожалуй, в ту самую пору, когда канадские генетики вывели новый вид безвредной антивоенной патриотической конопли, объединившей наконец-то все страны, сначала западного, а после и восточного полушариев, и добились запрещения табака, а так же крепкого алкоголя. (Запрета для элоев низшего и среднего классов, ибо морлоки продолжали курить и бухать свое суррогатное пойло даже под страхом кастрации, а высшему классу элоев из-за божественной архетипности и полной генетической непогрешимости алкоголь с табаком шли только на пользу). Пары каннабиса, (дым вреден), теперь транслировались в мини-сауну каждой квартиры и выдавались бесплатно в полит-этиленовых пых-пакетах на обязательных физкульт-минутках в офисах и на производстве.

Противились этой всеобщей радости только Канабисные анархисты. Они презирали генетически модифицированную коноплю и выращивали свою собственную, непатриотичную, а так же распевали дебильные запрещенные песни, в частности свой анархический гимн.

Реет над нами зеленое знамя,
Я хочу пива и марихуаны!
Я никому свой кальян не отдам;
Клич растамана: «Есть чо? Салам»!

Как-то решил я к врачу обратиться, –
Определили меня в психбольницу;
Тихо в палате играет Ассерt,
Доктор мне выписал странный рецепт…

В нем по латыни написано криво:
«Марихуана и баночка пива»;
В жопу правительство, в жопу страну,
В жопу работу, я лучше курну!

Взвейтесь кострами синие ночи;
Без нейро-кукол, сами подрочим… Ну, дальше уже цензура не пропустила.

Все это было, конечно же, версией для печати. На деле никакая генетически-модифицированная конопля не могла объединить народы обоих полушарий, как завещал Новый Христос Григорий в одной из своих речей: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как я возлюбил Baс, так и вы да любите друг друга; по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою денно и ношно, и без всяких резин».
Всемирной любви, равно как и исчезновению такого понятия, как «сексуальная ориентация» способствовал не ГМ Каннабис, и даже не новая формула, распыляемого правительством в стратосфере, время от времени, «Радужного диэтиламида лизергиновый кислоты»; всему этому люди обязаны были Воде – единственному, что неоспоримо объединяет всех живых существ на нашей (?) планете и делает их одинаковыми в среднем на 55-97%.

Теперь это стало ясно Серине, как божий день, и она снова достала свой древний нетбук, чтобы отправить письменное неотслеживаемое сообщение Владиджейну.

***WD***

 

Глава 4. Нефилимы

— Привет, па.
— Привет, Владик. Глянь-ка, – по твою душу мыльце шифрованное. Как тебе эта девочка? Я хочу, чтобы ты занялся с ней любовью.
— Заняться сексом с живым человеком противоположного пола?  Это одно из самых отвратительных извращений, – хуже некрофилии и скотоложства. Если нас запасут…  Да она ни в жизнь не подпишется на такое. Фу, мне противно. – Владиджейн кашлянул, чтобы подчеркнуть свое презрение, плеснул себе кактусной водки и растянулся в кресле напротив отца.
Владимир Верно-Путин выглядел, как обычно. Слегка повзрослел, но, – парня сверлил все тот же прохладный внимательный озорной взгляд юного бесстрашного пионера.
— Тогда приведи эту кралю ко мне. Я сам ей присуну.
— Гормоны взыграли? Отец, – все это тинейджерский сексуальный бред. Твой биологический возраст – пятнадцать лет, – тебя просто кроет гормональная буря. Купить тебе еще парочку кукол? Может… мальчиков пригласить?
— Сам ты сексуально озабоченный сладкий педрила. Не можешь ей засадить?
— Зачем?
— Ты должен сделать с нею ребенка старым способом.
— Старым?!?!? Ни одна женщина не согласиться вынашивать плод больше пяти месяцев, а уж мужчину к себе со времен Коноплевой войны никто из них и близко не подпускал. Грязный животный секс канул в прошлое; давно уже. Очнись, па… Натуральные дети, – недоумки, дегенераты, уроды, морлоки…
— Ты – натуральный.
— Чтоооо???
— Это правда. Твоя сестра, – искусственная, а тебя мы с Катариной зачали нормальным способом.
—Ты меня убиваешь, па. Это бред.
— Генетически усовершенствованные дети, – все монстры. С каждым новым поколением человечество все ближе к своему вырождению. ГУД оказался вовсе не гуд, а шлехт. Само понятие «Человек» скоро перестанет существовать. Мир превращается во что-то ужасное. Больше не осталось людей, – кругом лишь программы.
— Мир уже близок к тому, чтобы стать идеальным. А с помощью нового поколения Григорьев мы построим настоящий рай на земле.
— Что сказал Змий Еве, когда угостил ее яблоком?
— И вы будете, как боги, – знающие Добро и Зло.
— Тем и отличается человек от животного и от программы, – ведает Добро и Зло. В раю нет места людям.
— Программы различают эти понятия. В чем твой софизм?
— Его нет. Программы никогда не смогут понять души, – только ей доступно то сокровенное Знание, что даровал Еве Змий.
— Ты против рая на земле?
— Да, против. И Григорьи нам не друзья. Скоро люди и сами не заметят того, как станут их стадом. Эра людей проходит. Земля им больше уже не принадлежит.
— Но разве не ты сам послал меня к ним? Когда уже ты сможешь избавиться от всех этих трубок и проводов? Твой мозг на тележке меня напрягает.
— Первая трансплантация не увенчалась успехом. Тогда я чуть не погиб. Теперь есть опасность потерять часть личности. Невозможно смоделировать тело. Придется жить так. Жить до тех пор, пока я не выполню свою миссию.
— Твои слова меня пугают и настораживают. Как нейро-психиатр-психолог…
— Психиатры, – это единственный вид врачей-мафиози, который не смог излечить ни одного пациента за всю историю своего существования. А психологи, – слабая пародия на психиатров. Чему я тебя учил?
— Проверять все правилом бренди и коньяка. Можно еще водки?
— Можно козу на возу. Пей, мне что, жалко?
— Каждый психиатр, – психолог, но не каждый психолог… Какой в этом смысл? – спросил Владиджейн, с удовольствием глотнул текилы и лизнул кислый пищевой пластик нового стакана, (первый он сгрыз).
— В том то и дело, что никакого. Все это – сущий психофашизм.
— Поясни.
— Напиши ответ девушке. Не заставляй ее ждать. К тому моменту, как я закончу рассказывать, ты сам захочешь с ней встретиться. Плесни мне тоже.
— Ты еще молодой…
— Заткнись и налей. Молчи, пока я тебе не дам слово.

Когда я был еще очень молод, но уже имел силу и власть, мне позвонил друг по секции. Сказал, что жена застукала его с юной любовницей, и все летит под откос.
Игорь сидел один на работе в ночную смену, – сильно не побухаешь. А депресняк наваливался на него все жестче и жестче. Он попросил у меня почитать что-нибудь утешительное. Что-то по психологии. Книгу, которая помогла бы ему преодолеть его состояние, не дала бы ему утонуть.

У меня тогда тоже была любовница, – жена нашего тренера. Я не верил во всю эту чепуху, но наш тренер, – Сергей, убежден был, просто уверен в том, что они с матерью – ведьмы.

Тамара обожала книги Синельникова. Для нее они были спасением на каждый день и выходом из всех ситуаций. Она таскалась с этим психологом, как с писаной торбой, и даже мне всучила одну из книг. Я поставил ее на полку, – не помню, даже, – вроде, как полистал, но ни один из этих фашистов мне никогда не нравился. Разве что Ганнибал Лектор и Шерон Стоун, – точней ее образ, – Император усмехнулся. – Отрицательные герои почти всегда привлекательны. Они позволяют себе то, что положительные боятся воплотить в жизнь, и становятся королями, пусть не всегда и надолго.
«Вреда не будет», – подумал я, прихватил книгу и поехал на работу к своему другу. Выпили кофе, перекинулись парой слов, и я отправился домой с чувством выполненного братского долга, оставив это дьявольское чтиво ему.

Тамара тогда забеременела от меня. Сказала, что хочет рожать. Ее муж был как раз в Гантиади. К тому времени они с матерью уже успели лишить Сергея и квартиры, и дачи… Даже его маленький домик в Комарово, – и тот сгорел. У меня тоже была куча проблем с ФСБ… а тут еще эта наша давняя связь с Тамарой. Я не смог этого вынести, – позвонил тренеру, покаялся, а Тамаре сказал, что все кончено.
Не было никаких истерик или укоров, – полная тишина. Но я почуял что-то недоброе. Да и Сергей меня предупреждал.

На следующий день я занялся делами. Все было, как обычно, а вечером я отправился на тренировку. Игорь не пришел. Всю ночь на работе он читал эту книгу, а утром заперся в своем гараже, завел машину, да так в ней и уснул. Покончил с собой в самом расцвете сил, хоть и не собирался. Да было бы из-за чего… Подумаешь, – попалили.

Спустя несколько лет Тамара снова развела меня. Мы встретились. Сходили в сауну, занялись любовью. Чертовка была хороша до безумия. (Не морщись, – тогда было все наоборот, – педиков презирали, хотя, большей частью, их гонителями были сами же педики).
Я рассказал ей об Игоре. Хотел посмотреть на реакцию. Она усмехнулась и сказала, что мне повезло.
Теперь говори.
— Что это за хренова сказка, отец? И какое отношение она имеет ко всему тому, о чем мы с тобою трещали?
— Это не сказка. Все – чистая правда, от начала и до конца. Наша планета с ее населением, – как зал проповедника Кашпировского, но самой психологии там немного. Да и гипноза с гулькин нос. Нейро-психо-терапия, – лишь маленькая настройка, плагин. Есть нечто еще. Материализация информационно-энергетического потока, но на более тонком уровне, – не таком, с каким мы имеем дело теперь в океане.
— Не понимаю, к чему ты клонишь.
— Объединить полушария и создать почти идеальную землю нам помогли Григорьи. Действуя через воду, – их основную стихию, они грубо и нагло подавили любое сопротивление своему плану.
— Разве это был не твой план? Не ты ли сам говорил, что любого, кто противится светлому будущему, следует считать сумасшедшим? Не следует ли сейчас применить к тебе те церебральные нейро-меры, что ты предписал назначать, как лекарство всем психиатр-психологам нейронета?
— Не получится, – ведь мой мозг не подключен к сети. И твой теперь тоже. Неужели не хочется попробовать думать самому, без подсказки?
— Это так утомительно. Мне кажется, что я начинаю сходить с ума. Вчера я нашел инструмент и начал ломать себе голову, пытаясь отремонтировать ту игрушку, которую ты мне зачем-то подарил в детстве.
— Старый катер. Тебя бы на нем сразу же арестовали, если бы ты включил бензиновый двигатель в пределах материка. Но он тебе скоро понадобится.
— Я не могу его починить! У меня не хватает ума!
— Там все просто. Полистай «Устройство двигателей внутреннего сгорания».
— Это бред!
— Та ведьма не случайно зачала от меня. Все мои дочери рождались с такими способностями. Есть они и у тебя. Серину я тоже выбрал совсем не случайно, – она была украдена из семьи морлоков, – потомков Татьяны. Потом ее подменили.
— Она настоящая?
— Да, она настоящая, как и ты. Есть одно место, которое я берег все эти годы. Там вас никто не сможет найти, – Император подошел к полке, взял одну из бумажных книг и открыл ее на той странице, где была изображена карта. – Это Новая Земля. Считается, что после уничтожения ядерного потенциала там нельзя будет жить еще тысячи лет. Но это не так. Туда один путь, – по морю. Любой авиатранспорт автоматически уничтожается.
— Для этого мне и нужен транспорт, который нельзя отследить?
— Да. Мой катер отследить невозможно. Ты просто выбросишь в море электродвигатель, когда отойдешь достаточно далеко, а на его место поставишь лодочный мотор.
— Кое-чего ты не предусмотрел. Во-первых, – нейромеодем в голове девушки легко отслеживается. А во-вторых, – хочу ли этого я.
— Есть формула, которая сводит с ума нейромодем, – десятая проблема Гильберта. Программисты ради смеха сделали так, что если заставить человека искать доказательство алгоритмической неразрешимости диофантова уравнения, то он отключится от сети и будет искать решение самостоятельно в течение двадцати лет. При этом нормальный уровень айкью пользователя снизится на восемьдесят процентов, – больше женщине-домохозяйке не нужно. Это к лучшему, – поверь, – Серина слишком умна для тебя.
— А как же мое несогласие?
— Я все еще император, а моей спермы вместе с замороженными яйцеклетками Королевы Западного Полушария хватит на армию таких идиотов, как ты. К чему мне настоящий сын, если он отказывается выполнить мою последнюю волю? – Владимир Верно-Путин взял с журнального столика казавшийся сувенирным золотой револьвер и крутнул барабан. – Сыграем, сынишка?
— Значит, говоришь, – двадцать лет?
— Поверь мне, сынок, – это будут двадцать лет рая, – жизнь полная приключений, любви и романтики, в прекрасных джунглях Новой Земли. Звери-мутанты, флора, как в юрском периоде… Там даже есть местное население, – они примут вас за белых богов.
— А что потом?
— Потом? А Черт его знает. Я тебе предлагаю спасти человечество от вырождения, а ты меня спрашиваешь: «Что потом?». Потом хоть потоп. Видно будет. Все, что тебе нужно знать, – в твоем телефоне, – Император достал из кармана пижамы и протянул Владиджейну старинный смартфон. Проваливай. Когда найдешь главный бункер, – у нас появится связь.

С трудом веря в происходящее, нетвердой пьяной походкой Владиджейн вышел из дома отца. Охрана проводила его насмешливым взглядом.
Электромобиль тронулся с места и направился по одному из обычных маршрутов, медленно набирая сверхзвуковую скорость на магнитном шоссе.

На турбазе в заповедном лесу самой большой реки севера в маленьком ресторане для элиты элоев пила коктейль и скучала Серина. Снова и снова она усмехалась, вспоминая странное сообщение: «Ты мне нравишься. Давай встретимся», – прочесть такое от парня было в высшей степени противоестественно.

Уже поднимаясь на борт прогулочного катера Владиджейна, Серина прикусила губу. Она боялась признаться в этом даже себе, но ей очень хотелось попробовать «это» с настоящим мужчиной. Ее сердце трепетало в груди так, словно кто-то капнул в коктейль приличную дозу адренохрома, а страх перед неизвестностью возносил девушку на неведомые доселе высоты азарта наслаждения жизнью.

— Жизнь начинается там, где кончается зона комфорта, – прошептала она, вдыхая полной грудью свежий речной воздух.
— До моря доберемся где-то за час. Когда наскучит глазеть на красоты, поможешь мне решить эту задачку? Я не могу в полной мере использовать нейромодем, – спросил Владидженйн, настраивая навигатор.
— Я так и думала. Считаешь меня глупой кошелкой?
— О чем ты?
— О твоем уравнении. Я с детства занимаюсь программами. А чтобы отключить от сети нейромодем, достаточно найти ему пару, – Серина достала из сумки банку, в которой плавало похожее на осьминога маленькое противное существо. – Оно очень живучее, – питается плазмой, глюкозой… Эти твари общаются телепатически, и я могу ими управлять.
— Ты вылечила и сохранила нейромодем Мираны Крейцмейсель!? Но зачем?
— Думаю, что ты знаешь, зачем, – ответила девушка и нажала кнопку автопилота. – Прибудем на твой чудный остров мы еще очень нескоро, а я хочу прямо сейчас. Пошли в каюту.
— Но, как ты узнала?
— У девушек свои тайны. Я вовсе не дитя морлока, как считал все эти годы твой хитроумный отец. Я живорожденная дочь Григория Раста-Путина и Евы Григории Браун. Расе людей действительно пришел конец, – смирись с этим. Людям нет места в раю. Но мы положим начало Новой Эре. Эпохе Нефилимов на Новой Земле.

***WD***

Продолжение… может, и будет, если потребуете)

Md – Федор Киселев. Спасибо за фото, Федя)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.