Глава 8. Ночь сурка


Этот красивый забавный сон на деле кончился для Сергея довольно-таки жутковато. Та сила, которая напала на юную Ганну, источала зловонные эманации ужаса, подобные длинным и липким, полупрозрачным, как у медузы, жалящим щупальцам, и буквально парализовывала страхом все живое вокруг. Казалось непостижимым, немыслимым, – как хрупкая юная девушка смогла противостоять этому монстру.
Проснувшись в холодном поту, Сергей перевернул одеяло, накрывшись сухой стороной. Одна его часть стремилась обратно в сон, другая же – хотела немедленно встать и начать шевелиться.
Безумие стучалось в двери, как надоедливый гость. Протянув руку, парень нащупал бутылку любимого пойла. Пара глотков обжигающего приятного бренди, – и обе его половинки, слившись в единое целое, плавно нырнули в объятия темного сна…

С револьвером в руках, шашкой на боку и вещмешком за спиною, в форме русского белого офицера, Сергей шел через замерзшее озеро по твердому хрустящему насту. Уже успела начаться весна, но на бескрайних просторах сурового севера в сражении с лютой зимой она снова явно проигрывала; впрочем, как и всегда.
Идти становилось все тяжелей, – по спине раненого молодого кадета ручьями струился пот. Какая-то незримая сила сковывала движения, не давая ему перейти на другую сторону к людям.

— Воткни нож! – услышал парень голос шаманки, звучащий извне, словно из трубы граммофона, с его неповторимым железным акцентом.
Не вполне понимая, – что же от него собственно требуется, Сергей убрал в кобуру наган, – в котором заключалась часть его мужества, (но не душа), и вынул из ножен шашку.
С сожалением посмотрев на отполированное лезвие с долами и подарочной гравировкой, вонзил боевую подругу в твердый наст перед собой. Буквально спустя мгновение его «отпустило», – бесовская хватка ослабла, и он смог беспрепятственно пройти несколько метров. Но стоило двинуться дальше, как дьявольщина повторилась – его вновь кто-то держал, сковывая по рукам и ногам. К этому прилагалось мерзкое, зудящее в мозгу, чувство бессилия.
Вернувшись, кадет вытащил шашку и… только кидая ее перед собой, – благо, сноровки хватало, – сажень за саженью смог перейти на другой берег. Добравшись, он увидел оставленную людьми стоянку оленеводов. На одиноких нартах сидела грустная Ганна. Возраст ее определить было трудно, но, скажем так, – женщина в самом соку.

— Все ушли, – сказала шаманка. – Огонь здесь не развести. Не горит. Даже и не пытайся.

Сергей с недоверием посмотрел на стальное с кремнем огниво, достал большую охотничью спичку, поджег ее и сунул в растопку костра. Березовая кора, трут и маленькие сухие еловые веточки вспыхнули будто порох, взорвавшись снопом ярких живых огоньков, которые, ослепив настырного парня, разлетелись в разные стороны, кружась и жужжа, словно потревоженные кем-то дикие осы.

— Учишь тебя, олуха, учишь, а толку, неморт*, никакого, – обиделась Ганна, топнув в сердцах ногой.
Вслед за этим она рассмеялась, причем очень зловеще, но смех ее Сергей слышал уже будто издалека, ибо летел просыпаться.

Проснувшись, парень почувствовал – движение не прекращается. Открыв глаза, он увидел, что находится на полке шикарного поезда, – есть такие вагоны, с туалетом и душем в каждом двухместном купе. Поезд стремительно летел куда-то в черном страшном тоннеле.
Открыв дверь, Сергей сделал шаг, но оказался не в коридоре, а в странном, хитроумном, освещенном светом коптящих факелов, лабиринте. Мимо него пробежала группа людей. Все они выглядели какими-то изможденными, грязными и измученными. Тела и лица в ссадинах и синяках, одеты в лохмотья.
Последовав за ними, парень наконец-то сообразил, что он все еще спит. Мысль эта потрясла его до глубины души и очень обрадовала, – очень уж настоящим казалось все окружающее; а оказаться в настолько реалистично осознанном сновидении – большая удача.

Подойдя к симпатичной девчушке, приютившейся в темном углу, Сергей дотронулся до ее волос и лица, смакуя происходящее. Девчонка вздрогнула и сжалась в дрожащий комок.

— Невероятно! – прошептал парень, гладя ее по плечу. – Не бойся; я просто не могу поверить в то, что такое возможно. Возможно в обычном сне…
Странник, как мог, успокаивал девушку подземелья, но та все равно продолжала трястись от страха. Сказав что-то еще, парень услышал свой голос, словно со стороны – его идеальное эхо, – он был шипучим и страшным, будто говорила змея.

Оставив в покое девчонку, сталкер почувствовал что-то неладное – его позвоночник не кончался на копчике, но переходил в длинный и гладкий хвост. Ощущать его было весьма забавно. Ударив хвостом по стене, парень оказался поражен еще больше – хвост, словно чудесный кнут, отбил от стены приличный кусок каменного блока из черного сырого базальта.

От легкой, но ощутимой боли Сергей проснулся… и очутился снова в том же самом злополучном купе. В это мгновение осознанность чуть было не ушла от него, – то ли мозг, опасаясь за свою сохранность, хотел уйти от ответственности, то ли кто-то намеренно морочил отчаянного психонавта.
Открыв дверь крутого купе, Странник вновь очутился в сумрачном лабиринте. «Так не бывает», – промелькнула мысль у него в голове, а вместе с нею полностью вернулось истинное понимание происходящего… и «пробуждение» в поезде.

Все повторилось. Возвращаясь в лабиринт снова и снова, парень становился все более матерым обитателем этого странного мира. Но что толку, скажите, от этого, если все ощущения, включая боль, абсолютно реальны, волшебства, как бы, – ноль, а вырваться из безумной ловушки – просто нет сил? Жуть, да и только.

По лабиринту разгуливали умные мерзкие твари. Похожи они были на смесь игуаны и тираннозавра, но ростом превосходили человека разве что на голову. Именно от этих охотников и убегали по лабиринту людишки, брошенные, вероятно, им на съедение… или ради чьей-то забавы.
Каждый раз перед началом охоты твари издавали боевой клич, похожий на красивую трель дьявольской флейты. Сергея они почему-то не трогали, и занять чью либо сторону он не пытался, так как все люди избегали общения с ним. Все это шоу, в виду понимания условной реальности происходящего, вначале казалось забавным, но вскоре уже представилось ему довольно бессмысленным, глупым и скучным.

Запертый в сумасшедшем красочном инфернальном кошмаре, парень начал было уже отчаиваться. Благо, ему представился случай проявить героизм. Зайдя за очередной поворот, Сергей снова увидел ту самую испуганную девчонку. Одна из рептилий с удовольствием пожирала растерзанный труп рядом с нею, другая же, высунув длинный змеиный язык, пробовала на вкус кожу девушки, – именно так все и выглядело.
Секунду посомневавшись, Странник бросился в бой. Шансов победить ящера он не видел, но терпеть это все буквально уже не было сил. Минуту спустя парень понял, что с помощью своего хвоста он может легко противостоять в схватке чудовищу.
Стало неожиданно весело. Все больше входя в пьянящий экстаз воина, вкусившего крови, он крушил противнику кости до тех пор, пока не забил его насмерть.

Покончив со зверем, парень гордо повернулся к девчонке. Благодарности в ее глазах он не прочел – лишь ужас и отвращение.
В этот миг второй монстр напал на него сзади. Заливая все вокруг фонтаном крови из разорванной сонной артерии, сталкер повернулся, нанося ответный удар, но… вдруг остановился. Глаза ящера были огромными, страшными – будто наполненными изнутри густой черной нефтью, но совершенно разумными. А еще Сергей увидел в них свое отражение… и ужаснулся.

***WD***

* Неморт – нелюдь, типа того.

******

Оглавление

Следующая глава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.