Глава 70. Королева русалок и путаник Шредингер

.

— Так, похоже, пришла пора вмешаться, – пробормотала дьяволица Люсильда, очнувшись от наркотического забытья.
С приходом новых свобод и перемен в ее мире, она стала частенько посещать курильню опиума и предаваться сказочным путешествиям в фантастические миры.
Надо признаться, что тот опиум, который она курила, сильно отличается от земного, и действие его трудно сравнить даже с самыми удивительными, реалистичными и красочными галлюцинациями какого-нибудь гения из мира людей. Помимо удовольствия, наркотик обладал эффектом «Таро», показывая пользователю его карму, взаимосвязь вещей, прошлого и возможного будущего, а также – сопутствующих этому событий. Именно такой эффект и ощутила сейчас Люси, увидев, что затевает ее любовник.
«Но что я могу сделать? Он мужчина. Он сильнее меня, и на территории сумрачных отражений практические недосягаем и неуязвим».
В волнении Люсильда ощутила дикомфорт у себя в животе и начала поглаживать его рукой по часовой стрелке. Ладонь ее коснулась чего-то маленького и твердого, а лицо дьяволицы озарила улыбка.
— Ну, конечно же! – воскликнула она, трогая заветное бриллиантовое колечко. – Я должна немедленно встретиться с Лейлой. Она не сможет отказать в помощи одной из своих… А кто я ей? Вот, заодно и узнаем – за кого она меня держит, – твердо решила Люси и отправилась приводить себя в порядок, с тем, чтобы после просить аудиенции.
Час спустя она уже сидела в карете и смотрела в окно на проносящиеся мимо деревья. Прочие виды транспорта – такие, как автомобили и поезда, – имеются в Аду в изобилии, но ретрограды в правительстве верхней Геенны не позволяют пользоваться ими никому из придворных. Подобное решение имеет глубокий смысл и обусловлено особенностями этого мира.

Главные дороги Преисподней построены вдоль силовых линий, поэтому движение по ним чрезвычайно стремительно. Выехав поздно утром, оставив в тупике лошадей, экипаж был подхвачен потоком энергии и уже к полудню прибыл к месту своего назначения.
Пересев в другую карету, Люсильда отправилась дальше, раздумывая по дороге о том, как ей обращаться к своей любовнице и покровительнице. Госпожой архидемоница ей не являлась, но была замужем за… собой. Это мудрое решение она приняла однажды, по причине того, что местные законы не позволяли занимать женщинам высокие посты не будучи замужем за представителями наивысшего сословья. К тому же, таким образом дьяволица избавилась от бесконечного числа предложений руки и сердца, исходящих в основном от правого крыла противников Нортона. Люцифер и сам мог бы жениться на ней, чтобы избавить от проблем окончательно. Но вместо этого, – дабы не ранить лишний раз самолюбие Самаэля и не переписывать старых, довольно мудрых законов, – старый хитрец по своему обыкновению выставил на смех всех бюрократов, написав новый закон, позволяющий самодостаточным гражданам вступать в брак со своим эго. Таким образом Лейла стала миледи Ду-Лейлой.

Проехав по мраморной дороге, ведущей к величественному замку – Шато-афэр, ленивый кучер остановил карету у парадного входа, нехотя спрыгнул  с козел на землю и открыл дверцу.
Вопреки опасениям, Люсильда беспрепятственно вошла во дворец. Сняв со своего пупка сережку с бриллиантом, она вручила ее слуге, села в кресло и принялась ждать.

Атрагарте находилась у зеркала, созерцая в нем взятое напрокат тело Лейлы, когда к ней бесшумно подошел молодой дворецкий и протянул поднос с письмами. Взглянув на него в зеркало, королева вопросительно приподняла бровь.

— Госпожа, вас хочет увидеть одна юная особа, обладательница данного редкого знака отличия. Говорит, что это вопрос жизни и смерти, – сказал юноша, показывая серьгу и застенчиво опуская глаза.
— Весьма любопытно, – ответила Атрагарте, поддев сережку кончиком заколки-стилета – так, словно она была отравлена. – Пригласи ее немедля. И принеси нам вина. Живо!

Бледный от страха молодой человек мгновенно отправился выполнять поручение, а королева русалок с сожалением накинула тонкий халатик на так нравившееся ей прекрасное тело. Небрежно запахнувшись, она опустилась в одно из кресел, стоявших рядом с резным столиком напротив камина, и вытянула ноги, любуясь ровным загаром и педикюром, поблескивающим в свете огня. Атрагарте с радостью ощущала мягкую тигровую шкуру под ногами, чувствовала сухость, тепло и уют. Жизнь на суше, в образе Лейлы, нравилась ей с каждым часом все больше.

— Присаживайся, угощайся, – запросто сказала королева русалок вошедшей в покои Люсильде.
— Я так рада видеть вас, миледи Ду-Лейла…

Русалка слегка опешила, когда юная демонесса, опустившись рядом с ней на колени, обняла ее ноги, поцеловала и прижалась к бедру щекой. Вспомнив о своем обещании Лейле и слегка поразмыслив, она поставила бокал с вином, подняла голову девушки и нежно привлекла юную особу к себе…

— Извините, что я спрашиваю вас об этом, но не могли бы вы помочь мне обуздать одного спесивого демона? – проворковала Люси час спустя, млея в объятиях женщины, в которую была почти влюблена. Для молодой демонессы Лейла и впрямь являлась практически идеалом – героиней, на которую во многом хотелось ей походить.
Она, конечно же, заметила перемену, но не придала этому особого значения. Тем более что чары русалки не позволяли Люсильде мыслить холодно и вполне адекватно.
— Рассказывай, в чем дело. Приструним мерзавца, – пропела в ответ Атрагарте.
После нескольких сумасшедших оргазмов она стала на какое-то время самой добротой. Хоть дух Лейлы и покинул ее тело, но безудержная сексуальность и мультиоргастичность остались в нем, как дар новому пользователю.

Рассказав в общих чертах о деяниях Пойсона, о том, что он довел до безумия и использует ее двойника-ассиянку, Люсильда увидела, как глаза Атрагарте похолодели, брови нахмурились, а губы изогнулись в брезгливой ухмылке.
— Мерзкое ничтожество, – процедила русалка. – Использовал тебя, чтобы добраться до твоего воплощения. А о последствиях он подумал? Не знаю, насколько сильно ваше взаимодействие, но Пси-функция* может повлиять на твою жизнь самым неожиданным образом.
— И что я могу, – дьяволица опустила глаза.
— Можно привлечь его по закону. Но – он из знатного рода, – да и бюрократия это жуткая. Обычным способом убить его мы тоже не можем, – разразится скандал. Возможна, даже, и месть со стороны его родственников. Но я найду способ – дай только время.
— Он мне не совсем безразличен, – пробормотала Люсильда.
— С твоими данными – ты быстро найдешь себе нового знатного жениха, – получше этого негодяя. Я сама помогу тебе в этом. Ты или он, – выбирай.
— Я согласна. Он ваш, – ответила юная дьяволица.
— На том и порешим, – весело сказала Атрагарте, вставая с кровати. – Что-то еще? Я чувствую сомнение в твоей ауре. Ты поведала мне лишь часть истории.
— Нет, это все, – твердо сказала Люсильда.
Она уже поняла, что Лейла – не настоящая. Ведь ее любовница знала о шашнях юной демонессы со смертным и вряд ли предложила бы убить его даймона*. Смерть Пойсона – его ultima mortis, – должна будет повлечь непредсказуемые последствия для всех его отражений, не исключая также фатального исхода для многих. Но открыть свою тайну неизвестно кому Люси не могла, поэтому вынуждена была согласиться.
В свою очередь Атрагарте, получив доступ к мыслям Люсильды, уже знала о том, что ее гнетет. Но играла теперь с ней, будто кошка с глупым мышонком.
— Остаться надолго у меня ты не можешь, – сказала русалка не сводя глаз с дьяволицы, – И без того знаешь уже слишком много, а тут тебя могут счесть моей или сторонней шпионкой. Шато-афер не годится для того, что я задумала. Ты отправишься в замок Пойсона. Скажешь ему, что я предложила тебе место в своей фирме. Естественно, Пойсон немедленно почувствует ревность, ощутит, что ты ускользаешь из его рук, и, как следствие этого – предложит тебе заключить с ним брачный контракт. Вы назначите свадьбу немедля. Ты должна будешь настоять на том, чтобы она прошла именно там – в замке у моря. На этом пока все. Ступай. Жду приглашения.
— О боги… Я все поняла. До встречи, миледи Ду-Лайла, – ответила робко Люсильда и, подняв с пола платье, направилась в будуар. «Неясно только,  – в чем ее выгода от всего этого. И кого именно – Ее?», – подумала дьяволица.

Так решилась судьба молодого избалованного демона, замахнувшегося на силу воплощения своей невесты – ее собственность. Жители Геенны, как правило, следят за своими двойниками, – оберегают их. Зачастую, молясь тому или иному святому о защите и покровительстве, человек на деле взывает к своему демону, и, если тот у него существует, – то есть шанс получить реальную помощь. Демоны-покровители наиболее одаренных людей или индивидуумов, заслуживающих особого внимания, – суть даймоны.

***WD***

*В 1935 году Эйнштейн, Подольский и Розен сформулировали ЭПР-парадокс, который должен был показать неполноту предлагаемой модели квантовой механики. В ЭПР-парадоксе мысленно нарушался принцип неопределённости Гейзенберга: при наличии двух частиц, имеющих общее происхождение, можно измерить состояние одной частицы и по нему предсказать состояние другой, над которой измерение ещё не производилось. Анализируя в том же году подобные теоретически взаимозависимые системы, Шрёдингер назвал их «запутанными»…
*Даймон – личный ангел-хранитель. Внутренний голос, совесть, – в философии Сократа и его последователей. Здесь еще даймон – отражение, темная сущность, но не душа, а скорее – более значимое и сильное воплощение.

******

Model, mua, style: Katrin Lanfire
Photo and editing : Лена Беркас
Assistansts: Nina Bercas, Xan Mortum
Dress: Alice Corsets

следующая глава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.