Глава 7. Токсический поросенок

После двух дней, проведенных в наркотическом кошмарном бреду у сумасшедшей Надежды, Сергей еще сутки отлеживался дома, «зализывая астральные раны». Остаточное действие передозировки таблеток сходило на нет очень медленно. Колеса никак не хотели «выветриваться». Казалось, что мозг теперь поврежден навсегда. Но молодость – сильная штука, и уже через пару дней он отправился в гости к своему приятелю Панку. Панк жил в разных местах, но любимой его берлогой был маленький домик у тетушки.
Тетушка, на самом деле являлась его двоюродной бабушкой, – живой такой старушенцией, по кличке Поштё. Вано и Панк часто захаживали к ней после учебы – выпить бражки, которая практически не переводилась в этом гостеприимном домишке. Брага у Поштё была весьма недурна, к тому же, после кружки — другой, Сергей мог не опасаться, что его снова будут допытывать предки за «какие-то не такие глаза».

На этот раз Поштё дома не оказалось, и на стук в окно из-за цветастеньких занавесок никто не выглядывал. Дверь оказалась открыта, и Сергей, стараясь быть деликатным, потихоньку вошел внутрь, озираясь по сторонам.
В нос ударил тяжелый приторный дух растворителя, но никаких малярных работ почему-то не наблюдалось. Одна комната находилась в идеальном порядке, а посередине другой наблюдалась небольшая гора из ковра и связанных вручную лоскутных половичков. Уже собравшись уходить, Сергей заметил, что половички шевельнулись и издали похожий на хрюканье звук. Сергей осторожно подошел к горке и пнул ее потихоньку ногой, ожидая, что оттуда выбежит поросенок, но вместо этого…  Круглые половички зашевелились, горка открылась подобно вулкану, а из образовавшегося жерла показалась счастливая улыбающаяся физиономия обалдевшего Панка. Панк взял в руки два коврика и, посмотрев на них по очереди, спросил:
— Кто из них со мной спал, – этот, или этот? – голос у него при этом был сиплый и ненормальный.
— Вероятно, оба, – ответил Сергей и сел на диван. – Что ты делаешь в этой куче?
Швед посмотрел на друга с явным недоумением, так, если бы пребывание под ковром являлось совершенно обычным занятием, и торжественно заявил:
— Я только что пролил тут бутылочку растворителя.
С этими словами, он, не желая больше ничего слушать, полез внутрь своего токсического убежища.
— Да куплю я тебе сейчас хоть десять бутылок этого долбанного растворителя. Вылезай. Есть брага?
— Посмотри во фляге на кухне, – раздался из-под ковра счастливый голос прибалдевшего Панка.

Налив себе кружку ядреной хлебной бражки и незамедлительно ее употребив, Сергей нацедил вторую и сел за стол. Вскоре появился Швед с вытаращенными бешеными глазами. Он закрыл двери на все крючки и, схватив нож, начал носиться по дому.
— Надо забаррикадироваться! – кричал он. – За нами следят, будет облава!
С этими словами Панк подбежал к Сергею и, приставив к его груди нож, спросил, странно растягивая слова:
— Боиииишься? Не бооойся, я тебя не зарееежу… Может быыыть…

Сергей оглянулся по сторонам, подыскивая предмет, который лучше всего подошел бы ему для того, чтобы огреть Панка по голове, но тот отошел в угол и, дико улыбаясь, стал смотреть на себя в зеркало. То, что он там увидел, очевидно, ему очень понравилось, несмотря на сияющий фиолетовый синячище под глазом.
— На кулак где-то упал? – спросил Сергей, прихлебывая брагу, как чай.
— А пусть не лезут, – ответил Панк, и снова принялся разгуливать по дому, поигрывая ножом.

Сергею стала надоедать вся эта дикая катавасия. Он бахнул еще кружку браги и собрался на улицу. Панк уставился на него стеклянными глазами.
— Ты кудааа? Уже ухоooдишь? – по-прежнему странно произнес он.
— В магазин за обещанным, – как можно спокойнее ответил Сергей.
Панк засуетился и заметался по дому, разыскивая свои вещи.
— Подожди, я с тобой; ботинки не могу найти; наверно, вчера в носках пришел.
— Пешком в носках из города? Оригинально.

Панк не счел нужным ответить на «бестолковый» вопрос и принялся рыться в вещах. Нацепив какие-то древние красные башмаки и желтый вельветовый костюм «а ля шестидесятые», он вышел на улицу, морщась от дневного яркого света. Сергей был в своей проклепанной кожанке. Волосы на его голове привычно торчали в разные стороны. Смотрелись вместе друзья весьма колоритно, контрастно и более чем занимательно.

Продавщица в хозяйственном магазине скучала за прилавком, надувая пузыри из дефицитной жевательной резинки. Момента и растворителя марки 646 в продаже не наблюдалось, зато стеллаж пестрел от пятновыводителя «Минутка» импортного производства. Панк немедленно выскреб из карманов всю наличность, которая составила целых тридцать копеек, и взглянул на друга. Сергей добавил еще рубль, (на два тюбика), и стал внимательно изучать инструкцию, не смотря на то, что Швед тянул его за рукав к выходу.
— А она свежая? – спросил Сергей продавщицу.
— Конечно свежая, – ответила та, улыбаясь. – Только что одни кадры целый ящик купили.
— Мы сейчас попробуем и, если понравится, еще вернемся, – сказал, улыбаясь, Сергей.
Продавщица на секунду перестала жевать и удостоила странную парочку томным взглядом густо накрашенных глаз.
— Приходите, – равнодушно сказала она и принялась изучать свои длинные красные ногти.
— Мы обязательно вернемся, – чуть ли не прокричал Сергей, которого уже изо всех сил, тянул на улицу Панк.

На этот раз ребята отправились в так называемый Рок-клуб «Аргентум», расположенный в подвале детской поликлиники. В клубе царил таинственный полумрак. Стены были украшены высокохудожественными изображениями монстров от «Нeavy metal». В уютной каморке сидели несколько пацанов, гоняя «Accept» на кассетнике. Одним из ребят оказался двоюродный брат Панка, заядлый металлюга по прозвищу Ганс. Долго уговаривать его не пришлось, и уже спустя минуту, трое психонавтов, вооружившись «полит-этиленовыми» пакетами, увлеченно стали «втыкаться». В нос Сергею ударил приторно-сладкий тошнотворный запах. Горло обожгло холодком.
— Да это хлороформ галимый, – выругался он, сделав еще пару вздохов.

Двое других пыхальщиков порядком уже забалдели и, изредка отрываясь от пакетов, отпускали по-очереди короткие нелепые фразы.
Панк неожиданно встал на колени, принялся ожесточенно креститься и бормотать под нос что-то вроде молитвы. Сергею он виделся каким-то полоумным подвыпившим дьяком. Ганс же напоминал скорее некого Фредди Крюгера. Его пальцы при рождении оказались сросшимися, и врач их разъединил, оставив какие-то крючковатые культяшки. Теперь руки парня выглядели особенно стремно.
Ганс зловеще молчал. Панк молился. В темном углу помещения светился иконостас. Сергей потихоньку вышел из комнаты и поднялся к выходу. Вдохнув полными легкими свежий осенний воздух, он достал сигарету без фильтра и закурил, поминутно сплевывая попадающий в рот пересохший табак. Хотелось одновременно почистить зубы, принять душ и выпить стакан водки залпом.
— Детский сад какой-то… Хрень полная, – выругался он и, состроив рожицу  уставившейся на него женщине, побрел в направлении хозяйственного магазина.

Купив по дороге шоколадку, Сергей зашел в магазин и встал у прилавка. Выглядел он гораздо старше своих лет, даже брал в винно-водочном спиртное, поэтому с молоденькой продавщицей заговорил на равных:
— Девушка, давайте познакомимся… У вас штангенциркуль есть?
— Штанген… циркуль? А что мерить собрался? – насмешливо спросила она и, подавшись вперед, оперлась локтями о прилавок.
Это была очень эротичная поза, если учесть немалый размер груди и общую привлекательность продавщицы. Сергей немного смутился, не ожидая встретить в хозмаге продвинутую девицу без комплексов. В такие минуты он не просчитывал варианты ответов, а действовал по наитию.
— У моего друга стеклянный глаз; хочу сделать ему подарок на день рождения.
Продавщица выпучила на Сергея, и без того огромные голубые глазища.
— А у вас очень красивые глаза, – продолжал он. – Вы мужу не изменяете?
Девушка, нисколько не смутившись, накрутила на палец цепочку с маленьким золотым скорпионом.
— Не изменяю, – кокетливо ответила она. – У меня его нет еще.
— Женщины-скорпионы, – самые красивые, и самые… – Сергей на секунду запнулся, слово «сексуальные» было в то время почти ругательным. – Самые интересные. Меня Сергей зовут, – представился он, резко меняя тему.
— Лена, – просто ответила девушка и одарила парня белоснежной открытой улыбкой.
Такой простой диалог совсем сбил с толку Сергея, но, на счастье, из подсобки послышался голос напарницы, или еще кого-то, неважно вообще:
— Леенаа, пошли чай пить.
— Сейчас иду, – ответила девушка и вопросительно глянула на лоботряса.
— Можно я провожу вас домой поле работы? – спросил тот с улыбкой.
— Проводи, – сказала Лена, слегка наклонив голову.
— Возьми к чаю, – Сергей положил на прилавок шоколад.
Лена вопросительно вздернула брови.

— Ну, у вас тут ведь не продается сладкого, вот я и подумал…  –  засмущался Сергей.
— Бери-бери, – сказала женщина постарше, выглядывая из подсобки, и девушка повиновалась.
— До вечера?
— До вечера, – теперь уже весело улыбаясь, ответила Лена.

Сергей вышел из магазина, набрал полную грудь воздуха и шумно выдохнул. Настроение заметно улучшилось. Проходя мимо бочки с пивом, он задумчиво похлопал себя по пустому карману, еще раз вздохнул и пошел дальше.

***WD***

Следующая глава

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.