Глава 66. Когда поезд твоей жизни Блейн Моно

Picture yourself on a boat on a river
With tangerine trees and marmalade skies
Somebody calls you, you answer quite slowly
A girl with kaleidoscope eyes
Cellophane flowers of yellow and green
Towering over your head
Look for the girl with the sun in her eyes
and she’s gone
Follow her down to a bridge by a fountain
Where rocking horse people eat marshmallow pies
Everyone smiles as you drift past the flowers
that grow so incredibly high
Newspaper taxies appear on the shores
Waiting to take you away
Climb in the back with your head in the clouds
and you’re gone
Picture yourself in a train in a station
With plasticine porters with looking glass ties
Suddenly someone is there at the turnstile
The girl with kaleidoscope eyes…*

— Вискарик! – приятно удивился Сергей, обнаружив в коробке с пылесосом бутылку японского пойла. – Весьма кстати, только непонятно, откуда тут взялся. Должно быть, дядька тут спрятал, когда приезжал. Впрочем, – неважно.
Продолжая приятную беседу с самим собой, парень полюбовался на желтую этикетку с надписью «Suntory Whisky» и, лихо опрокинув полную рюмку, вытаращил после глаза. Виски японского производства оказался довольно крепким – больше восьмидесяти градусов. Зато, и эффект последовал незамедлительно, – познаватель сделался неожиданно веселым, находчивым, решительным и инициативным. Запарив в кастрюльке грибы, он оставил их остывать и направился в гости к одной из своих одноклассниц.

Арина была, пожалуй, самой красивой девушкой в школе, а еще – умницей и отличницей. После того, как она рассталась с одним мажором и симпатягой диджеем, – уже вскоре начала проявлять интерес к разгильдяю и неформалу Сергею. Интерес у них друг к другу присутствовал довольно старый, взаимный. А поводом для новой дружбы послужила серьга, которую, чуть было не вырвали из уха бунтаря металлиста на дискотеке советские патриоты-жлобы.
После небольшой драчки Арина пригласила бедолагу к себе, – для оказания первой медицинской помощи. Травмы оказались совсем пустяшными и незначительными. Но, разве можно отказать классной девушке в оказании помощи… себе самому? Так, неожиданно для всех, стали встречаться красавица и чудовище, прилежница и разгильдяй.
Одному Лукавому ведомо, как сложилась бы дальше судьба этих прекрасных молодых и неравнодушных друг к другу людей, но в коробке с бинтами, таблетками и йодом Сергей заметил пару бутылок эфира, которым в ту пору смачивали факелок для мгновенного прогревания банок.

Следует считать совершенно логичным, что уже той же ночью, познаватель занимался изучением «розовых бегемотиков с Марса», – девушка оказалась еще добрее и толерантней, чем могло показаться.
Неплохо было бы на этом остановиться и жить припеваючи – на зависть всем, встречаясь с красоткой, однако, – вторая бутылка эликсира безумия стала вдруг жизненно важна и необходима неприкаянному и бесприютному в душе своей Страннику. Причиной тому послужил один факт.
Тщательно исследуя, сравнивая и анализируя некоторые записи доктора Папюса, парень обнаружили, что – именно серный эфир, – суть один из тех компонентов, который, в сочетании с другими элементалами, при наличии благоприятных условий и соблюдении ритуала, способен отправить душу прямиком в Преисподнюю.

Грустно посмотрев на Сергея, Наташа спросила только: «Я, или твоя дурь?», чем слегка озадачила юного исследователя жизни. Закончив нехитрые вычисления, его сияющий лунный мозг уверенно перевел стрелку налево, – и призрачный, сумасшедший, как Блейн Моно*, поезд неадекватной жизни познавателя запредельного покатил дальше, тихо музыкально постукивая хрупкими хрустальными колесами по жестоким стальным рельсам разрушительной парадигмы.
Остался позади уютный вокзал с ожиданием чуда в прокуренном турникете, пластилиновый грузчик в зеркальном тоненьком галстуке, а самая красивая девушка из школы растаяла на перроне мимолетной юной любви, блеснув на прощание печалью калейдоскопических глаз.

Придя домой, Сергей выпил пару стаканов отвара, спрятал обратно в коробку с пылесосом недопитый вискарь и вышел в сарай за дровами. Ему почему-то очень хотелось выпить, но – пьяному в неординарной реальности делать нечего, – пьяные животные бродят по грязным дорогам грубого мира в поиске приключений на свою глупую задницу.
Вытащив из новой клади немного сухих березовых дров, парень увидел за поленницей блеск чьих-то глаз, услышал приглушенное сопение простуженного носа. Первой мыслью было, – ткнуть в просвет ломиком и проверить – глюк это, или нет. Но, на счастье несчастного Панка, здравый смысл познавателя, все же, возобладал над мускариновым военным инстинктом.

Примерно пару суток спустя, друзья-приятели напьются водки в обществе местных уголовников, и Панку зададут стандартный вопрос: «От ножа, или от х*я бежал?».
Так как, достойно ответить на этот вопрос Панк почему-то не сможет, а начнет мямлить что-то про отношение, то и отнесутся к нему соответственно. Старый уркаган Паша даст Шведу по унылой физиономии и прикажет ему убираться подальше – прочь из родных мест.
Ну, а пока, – Странник и Панк допили отвар, а потом вместе отправились медитировать в тайную черную комнату.

По правде говоря, трудно сказать, что Сергей сильно обрадовался появлению Панка. Дуг из него всегда был никудышный, а сволочь – отменная, скользкая. Как-то раз он подло подставил Сергея, рассказав его заклятому врагу о том, что тот выбил ему челюсть с помощью одного хитрого приспособления – браслета со ртутью. То, что Сергей тогда собирался набить морду совершенно другому парню – огромному качку, против которого иных шансов у него практически не было, – во внимание никто принимать не стал…
Водились за Панком и другие грешки. Положительных эмоций этот гоблин с повадками крысы вызывал очень мало у кого бы то ни было из нормальных людей. Зато Панк познакомил Вано с завсегдатаями «Аргентума», а идей относительно того – где, как и чем обшампуриться, у него всегда было, хоть отбавляй.
Парни эти являли собой прямую противоположность друг другу. Опрятный, симпатичный, интеллигентный, благополучный, отличник Сергей, и вечно грязный, неряшливый и мерзкий завсегдатай подвалов Панк, родителям которого было вполне наплевать на то, чем он занимается, где ночует и шастает, будто представляли пример дикого извращенного совмещения несовместимого. Кроме желания надурить чем-нибудь голову и дикой музыки, их больше совершенно ничего не объединяло. Но, видимо, этого оказалось достаточно, чтобы стать на какое-то время попутчиками – не друзьями, в истинном значении этого слова, – о нет, но членами одной психоделической секты, ментальными сиамскими близнецами, оперирующими больным, отравленным, галлюцинирующим коллективным сверхъестественным разумом.
Способность созерцать видения и мысли друг друга, делала из эманации их умов некий дьявольский механизм – машину, открывающую двери в безумное зазеркалье.

Глупо было бы искать наличие хоть какого-то разумного смысла в этом калейдоскопе дьявольских грез, – затейливом хаотичном узоре из осколков отражений непознанного, плавающих в темном бульоне грубо взломанного подсознания. Но, порою, многомерная мозаика из бесконечного числа элементов чудесным образом выстраивалась в логичные и понятные сюжеты и образы. Постепенно видения эти становились все более ясными, отчетливыми и потрясающе реалистичными.
Мало того, – пугающе-странным образом они оказывали влияние на реальный мир, бесцеремонно вторгаясь в него, перекраивая, показывая порой с изнаночной стороны.
Весь этот бред словно упирался некий предел – дверь, за которой познание. Только вот, плата за вход в нее – львиная доля разума, остающегося на границе в залог, но целиком и без изменений никогда и никому «таможней» не возвращаемая.
И вот, теперь, сидя в освещаемой светом лишь одной свечи темной бездне, Вано и Панк были как никогда близки к тому, чтобы войти в эту дверь, вооружившись кое-какими знаниями и приспособлениями.
Маленькое пятнышко света в кромешной и бесконечной тьме освещало их бледные лица, делая их страшными и почти нереальными.
«Может ли свет потухнуть, – просто взять и исчезнуть, растворившись в небытие»? – думал Сергей. Разум его не мог с этим смириться, и Тьма ожила.

После мускаринового снадобья достаточно лишь пары вздохов паров эфира, – как сразу же все меняется, поражая воображение. Но это, – всего лишь игрушки. Существовал и более радикальный, но очень опасный способ, который Сергей решил испытать, а появление Панка оказалось как нельзя кстати.
Принцип казался простым и понятным, – внутрь пустого фильтра противогаза помещался тампон из марли, а к фильтру шла трубка капельницы, медленно – капля за каплей, отмеряющая пахнущий стоматологией, адский серный бальзам. Нехитрое приспособление Сергей собрал уже давно. Недоставало лишь удобного случая его испытать, решимости да знающего хоть какой-то толк в подобных вещах ассистента.
Кап, кап, кап, кап… Прошла минута, но ничего примечательного не происходило. Протянувшись, чтобы увеличить частоту капания, Сергей с удивлением увидел, как рука прошла сквозь трубку с колесиком регулятора. При этом вокруг стало очень светло, запахло больницей…

******

На блестящей никелированными дужками кровати лежала девушка с забинтованной головой. Рядом на тумбочке стояли цветы и коробочка с соком, а в изголовье висело гипсовое распятие. Девушка тихонько застонала и открыла глаза.

— Доброе утро, Джессика. Меня зовут доктор Гайзман. Я ваш лечащий врач. Вы понимаете, где находитесь? – склонился над постелью молодой симпатичный доктор.
— Я в больнице, – чуть слышно ответила девушка.
— Какое сегодня число? – взгляд доктора любопытно блеснул из-под очков в золотой оправе.
— А вы сами не знаете? – обиделась девушка, сердито нахмурив брови.
— Можете назвать свое полное имя? – деликатно продолжил беседу доктор.
— Мне не нравится мое имя. Хочу другое.
— И какое же имя вы хотите? – удивленно спросил доктор.
— Зовите меня Лейлой, – гордо ответила девушка.
— Почему вы считаете, что это имя вам больше подходит? – спросил врач и внимательно посмотрел на красивую пациентку.
— Не помню… Я ни черта не помню. Долго меня еще тут будут держать? Вы считаете меня сумасшедшей?
— Вы пережили страшную аварию. Не думаю, что ваш мозг сильно пострадал, но возможны разные последствия. Амнезия, в частности, одно из них, – вежливо ответил доктор, и что-то записал у себя в тетрадке.
— Я понимаю. Даже знаю, чего вы хотите, – усмехнулась девушка.
— Правда? – искренне удивился доктор.
— Вы молоды, амбициозны, не бедны, очень талантливы, но это не дает вам должной свободы и всего того, что вы уже, безусловно, заслуживаете. Вы жаждете славы, признания, власти. Вам тошно работать под чьим-то началом; вы хотите свою клинику и, возможно, в будущем, – свой институт. Но, что наиболее важно на сегодняшний день, – вы связаны по рукам и ногам, потому что не можете проводить эксперименты на живом человеческом мозге, как вам этого хочется.
— Это необходимо для моих исследований, – пробормотал побледневший доктор, сделавшись вдруг просто испуганным молодым человеком. – Но как вам стало об этом известно?
— Вы не обременены моралью и глупыми христианскими предрассудками, – продолжала юная Джессика-Лейла. – Я могу помочь вам достичь всего этого. Все, что вам нужно сделать для достижения своей цели – подыграть мне. Вы должны сымитировать операцию. Не извлекайте осколок из мозга.
— Я не понимаю, – прошептал доктор. – Это отмерит срок вашей жизни максимум на семь лет. К тому же, – как вы можете мне помочь?
— Делайте то, о чем я вам говорю. Поверьте мне, – сделаете правильную ставку, и выигрыш не заставит себя долго ждать.
— Завтра вы узнаете о моем решении, Джессика… простите, Лейла, – ответил доктор, склонил голову в легком поклоне, и вышел за дверь.

***WD***

*Нарисуй себя в лодке, плывущей по реке с мандариновыми деревьями и небом из повидла Кто-то зовет тебя, и ты медленно отвечаешь девочке с калейдоскопическими глазами Желтые и зеленые целлофановые цветы башнями вздымаются над твоей головой. Ты ищешь девушку с солнцем в глазах, но ее уже нет. Проследуй за ней до моста у фонтана, Где сидящие на деревянных конях-качалках люди едят пироги с алтеем. Все улыбаются, увидев тебя рядом с цветами, выросшими до неправдоподобных размеров! На берегу появляются такси из газетной бумаги и ждут тебя, чтобы увезти отсюда. Заберись в чан, где твоя голова окажется в окружении облаков, и ты исчезнешь. Нарисуй себя в поезде на станции с пластилиновыми носильщиками в зеркальных галстукам Вдруг кто-то появляется у турникета — девочка с калейдоскопическими глазами. «Люси в небе с алмазами». Д. Леннон.

* Блейн Моно — Персонаж Стивена Кинга; сверхзвуковой монорельсовый поезд, искусственный интеллект которого был повреждён. Этот поезд стал безумным в человеческом понимании. Главные герои попадают на борт поезда, активизируют его центральный компьютер и становятся пленниками. После многолетнего «сна» сумасшедший поезд отправляется в последний путь с намерением не останавливаться на конечной станции. Пленникам предлагается ответить на загадки поезда и загадать свои загадки. Только правильные ответы и сложные загадки могут спасти их от гибели.

******

следующая глава

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.