Глава 52. Взаимосвязь всего сущего

Земная Люси чувствовала, как покачивается лодка, слышала тихие всплески воды. Видение лесного отшельника перемешалось с массой прочих очаровательно-мимолетных картинок – аугенбликов, что мгновенно влюбляют в себя, но исчезают тут же, стремительно и безвозвратно.
Огромная белая сова вылетела из ниоткуда и пронеслась над головой, хищно растопырив острые когти. Люси содрогнулась и услышала знакомый надоедливый шум. Звук становился все более отчетливым, а перед глазами что-то мерцало. Понемногу приходя в себя, девушка узнала этот тихий стрекочущий рокот, – кулеры системника… Машины за окном, вода, льющаяся за стеной у соседей, сигнал и грохот старого лифта, – фоновый шум медленно, но верно, подобно рыбацкой сети, вытаскивал ее из темных вод забытья.
— Как же не хочется открывать глаза, – простонала она.

Но сидеть на стуле и спать оказалось не слишком удобно, – тело ныло, спина затекла. Лелея в себе остатки видений, девушка отправилась на кухню с тем, чтобы сварить себе кофе, но почему-то передумала и направилась в душ. Это было, и вправду, лучшим решением, – вода мягко выводила ее из липкого и вязкого, как трясина состояния, забытья, наполняла новой жизнью, смывала невидимую грязь, ласкала теплыми струями.
События ночи все больше казались бредовым сном.

— Просто картинка красивая стоит на обоях, – вот и привиделось это место. Не сходи с ума, – сказала Люси сама себе, надевая теплый белый махровый халат и закручивая на голове полотенце.
« Бред, бред, бред, просто бред», – мысленно твердила она, выходя на кухню и включая автоматически газ.
За стеной слышались приглушенные пьяные голоса и навязчивый низкочастотный бой динамиков, всегда сопровождающий музыку зомби.
«Вот она – реальность», – подумала Люси, наливая себе поднявшийся кофе. – «Тупая жизнь в бетонном муравейнике, соседи дебилы, вечно указывающий как жить и прессующий всеми возможными силами социум. Кто не сломался, не стал бездушным винтиком в этом чудовищном организме, – обречен на общее осуждение, на ненависть и тявканье шавок… Или, в лучшем случае, – становится объектом насмешек. Неважно, – подлые ли это подруги, учителя, старушки на лавочке, не в меру жестокие одноклассники или глумливые парни, – вокруг враждебная злая среда.
Но стоит лишь огрызнуться или взять в руки оружие, как тебя изолируют, отправят в еще худшую мясорубку, где, если и останется часть души, часть личности от тебя, то она будет настолько искалечена, что вряд ли сможет сказать хоть слово против, когда ее снова захотят поиметь в разных извращенных формах. Лишь немногие избранные способны сохранить свою душу в этой зло*бучей геенне.
Есть люди говорящие об этом, есть те, – кто так или иначе это постиг. Но кто их слышит? И где они, года нужно, чтобы кто-нибудь находился рядом, просто обнял, согрел, защитил от всего этого кошмара, выдернул из течения этой грязной от промышленных отходов и собственного дерьма реки, взял к себе на заднее сидение мотоцикла и просто отвез туда, где нет боли. Просто нет боли и плача о потерянном детстве, отнятой душе, расписанной кем-то жизни…
Откуда только берутся эти бредовые сны»?
— Все, хватит, – надоело думать, – сказала вдруг Люси вслух и отправилась обратно к компьютеру.

Вскоре в комнате зазвучали, пытаясь перекричать соседей, «Кредлы», и стало как-то спокойней.
Люси легла на диван и закрыла глаза, – звуки музыки будили в ее душе разные, порою противоречивые чувства. Она медленно плыла в бурном потоке мелодии, входила в состояние своеобразного транса.
Одна тема сменила другую, но это было почти незаметно, как незаметно меняется пейзаж за окном шумного поезда. «Cradle of Filth*» навевали, как откровенно кровавые и жестокие сцены, так и лирические, нежные и красивые.

Смотреть клипы – это одно, а слушать, – совсем другое. Слушать умеют не все, – просто-напросто не всем это дано. И сейчас музыка уносила Люси все дальше и дальше от мирской суеты в мир девичьих грез и легких зыбких видений, похожих скорее на нечто среднее между наркотическим трипом и медитацией буддистского монаха.
Неясные образы переплетались с обрывками снов, виденных ею раньше. Словно пазлы, складывалась все более понятная на определенном уровне сознания мозаика происходящего.
Человеческий мозг не в силах осмыслить многих вещей – таких, например, как, – бесконечность, или же время. Но иногда наступает состояние, в котором все становится ясно и до боли прозрачно. Жаль только, что просветление это не вечно, – оно стирается по мере осознания себя в грубом материальном мире.
Но сейчас Люси чувствовала себя счастливой, – счастливой от того, что понимала, – как и почему все происходит. Она осознавала себя частью другого мира, которому принадлежит и в который стремится.

Поняв, что демон, играющий с ней, вовсе не наделен той властью, которую, как могло показаться, излучал всем своим существом, Люси поняла, что ей следует делать. Аккорды новой темы наполнили ее силой, уверенностью и даже яростью, – жажда крови проснулась в ней древним неистребимым инстинктом, и это не могла не почувствовать ее иная, инфернальная сущность.

Лежа на пустынном, окруженном скалами пляже, рядом с изнеможенным любовником, дьяволица закрыла глаза. Сквозь тихий приятный шум моря до нее доносились отдаленные звуки странной зловещей музыки. Понемногу эта музыка становилась все громче, и спустя минуту, Люсильда уже точно знала, – откуда она доносится.
По большому счету, ее мало заботило то, что переживает и чувствует ее земное отражение; во всяком случае, до тех пор, пока с ним не начинало происходить нечто из ряда вон выходящее. Так же, и человек, чаще всего, не заботится о состоянии своих внутренних органов, пока они не начнут доставлять какое-то неудобство.

Все сущее находится во взаимосвязи, представляя собою единый слаженный организм. Ни одна луна или планета не существует сама по себе, – так же и с существами. Люди, как и демоны, сами являя собою, каждый, – свой маленький космос, порой находятся в более тесной взаимосвязи друг с другом и окружающим миром, чем это возможно предположить. Как без Луны Земля не стала б собою, а сделалась бы непригодной для нашей жизни страшной планетой, так и без Люси – девушки-двойника, дьяволица Люсильда не смогла бы в полной мере стать тем, кем являлась. Скорее всего, несмотря, даже, на эксперимент, она мало бы чем отличалась по сути от того же Десмонда или своей сестры – Коры.

Почувствовав, что Сергей начинает покидать ее, забываясь понемногу счастливой дремой, дьяволица направила свою проекцию навстречу зову, который услышала.
Это было немного рискованно, но иначе она просто не могла поступить. И раз уж они не могли находиться обе в одном теле одновременно, то встречи следовало искать где-то на стороне. То, что ученые называют «планом голографической вселенной», считая это своим открытием в области квантовой физики, – известно уже испокон веков, как астральный план. По существу, – все настолько же правы, насколько и нет.
Грубо представив себе бесконечность отражений в зеркальном коридоре, умножьте это все на пятимерный лабиринт, возведите в степень бесконечности вариаций помыслов чистого разума, и вы получите приблизительную модель того мира, куда унеслась Люсильда в поисках подходящего укромного уголка для встречи со своим земным отражением.

Теперь нужно было только позвать – выманить девушку из ее уютного музыкального мирка немного дальше, в туман, и тема этому способствовала. Когда заиграл «Нимфетамин», дьяволица села на качели, закрепленные под сводами окруженной туманом часовни, и принялась раскачиваться. Вскоре они уже сидели и качались рядом, так, если бы кто-то совместил два изображения на одном объемном экране. Теперь их разумы вспышками пересекались. Иначе пока… просто не получалось.

— Привет, Узнаешь меня? – спросила дьяволица.
— Узнаю, ты Люси, – ответила девушка-человек.
— А ты разве нет?
— Нет, но мы словно сестры-близняшки, – между нами есть связь. Чего ты хочешь?
— Ты не рада встрече со мной? Пора уже поговорить.
— Рада. Но я не знаю, насколько могу верить тебе. Хочешь ли ты мне добра, или причинишь еще больше боли.
Вместо ответа демонесса вытащила из волос заколку-стилет и вонзила ее себе в ладонь.
Почувствовав боль, земная Люси сказала:
— Ясно. Прекрати; перестань, пожалуйста.
— Ничего тебе не ясно. Рассказывай про Десмонда, – на что он тебя развел?
— А ты расскажешь мне о себе? О том, почему так все происходит.
— Какая же ты замороченная. Расскажу все, что захочешь, – будем болтать, пока тебя не укачает.
— Хорошо. Он обещал мне рассказать, кто я, но за это просил позвать к себе.
— Паутина?
— Да.
— Вы охотитесь? Знаешь, что это запрещено? Есть определенный порядок, который контролируют высшие силы, ну или считают, что контролируют; в любом случае, – вам может не поздоровиться.
— Все происходит по-настоящему?
— Даже простой наблюдатель влияет на ход вещей. Мысль материальна. Например, если игнорировать привидение, оно попросту исчезнет, но если питать его своим вниманием, то оно начинает обретать силу. Почти так же и в материальном мире. Сейчас ты способна понимать меня в полной мере, так что знай, – то, чем вы занимаетесь, на определенном уровне очень даже реально. Пойсон играет в Бога. Моделирует события, но не от скуки. Участники его игр становятся рабами-ныряльщиками, приносящими ему жемчужины знаний. Информация – вот, его главная цель.
— Как же быть? Мне это нравится. Я страдаю, будучи человеком. Терпеть не могу людей.
— Я знаю. Попробуем что-нибудь придумать, но пока ты должна оборвать связь с ним.
— Кто ты? Кто я? Почему все так?
— Я демон, а ты человек, но мы, – словно сестры близняшки, связаны друг с другом. Мы – часть одного целого. Все так устроено. Словами этого не передать, но ты уже начинаешь понимать, чувствовать это.
— Пойсон меня использует?
— Думаю, что ты немало получила взамен. Разве не так?
— Теперь все прекратится?
— Ты устала. После нашего разговора будешь пару суток приходить в себя – валяться разбитая, с головной болью и нервным истощением. Мне тоже пора. Еще увидимся.

Земная Люси увидела краем глаза, как сверкнул голубым светом клинок в чьей-то руке, услышала и ощутила, как с тихим звоном лопнула астральная нить – паутинка, связывавшая ее с возлюбленным демоном.
Девушка вздрогнула, очнулась и начала понемногу приходить в себя. Оказывается, за время разговора песня не то что не кончилась, – она, словно и не играла вовсе, будто остановленная кем-то.
Реальный мир постепенно наваливался на несчастную всей своей неодолимой тяжестью. Стало действительно очень плохо – еще хуже, чем обещала ее прекрасная «сестра» дьяволица.

***WD***

*Cradle of Filth – Колыбель разврата.

******

Md, mua — Stefano Dee      Спасибо за фото, Стефани)

следующая глава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.