Глава 51. Амулет осознанности. Как же без яда?


Море казалось еще неспокойным, но, судя по всему, шторм давно уже миновал, выбросив на берег много разного хлама  и странных зверюшек. Сергей и Люси гуляли  по берегу, поднимая золотые, серебряные монетки и понравившиеся им диковинные штучки.
— Морской конек. Надо же, – совсем как с картинки, – сказал обрадованно Сергей, поднимая похожую на шахматную фигурку небольшую колючую рыбку.
— Покажи. Ха, прикольный, можно засушить на память, у берега такие не плавают, – почти по-детски обрадовалась Люси. – У коньков потомство вынашивает самец, – это волшебная рыба.
— Если положить на камень, чайка не утащит?
— Не утащит, слишком костлявая. Ласточки… те да, – могут, – все волокут себе в гнезда.
— Слышал, из ласточкиных гнезд, готовят суп-деликатес.
— Готовят, только я не стала эту гадость пробовать, – и так полно всего вкусного вокруг.
— Ну, так-то – да. Но я не против новых, неизведанных ощущений.
— Ты это о чем? – хитро спросила Люси, игриво покачивая крутыми манящими бедрами, – тонкий шелковый платок, завязанный узелком у нее на талии, составлял весь ее полупрозрачный наряд.
Грациозно нагнувшись за очередной интересной ракушкой, дьяволица почувствовала на себе горячий заинтересованный взгляд и удовлетворенно ухмыльнулась.
— Держи это, – сказала она, протягивая Сергею жемчужную раковину. – Раскрой, – посмотрим, что там внутри.
— Если найдем что-нибудь, – ты будешь рада?
— Не хитри со мной.
— Я и не хитрю.
— Тогда не заигрывай.
— Почему?
— Во-первых, – уважай женское любопытство, а во-вторых, – в любом случае ты должен мне будешь хороший секс, – рассмеялась ведьма и побежала к месту их пикника.

Взяв нож с крепким кованым лезвием, Сергей не без труда вскрыл старую раковину. Ему почудился писк моллюска, не желавшего расставаться со своим богатством. На мягкой розовой живой ткани в сломанной теперь морской шкатулке лежала синяя жемчужина изумительной красоты и необычной вытянутой формы.
— Боже мой! – воскликнула Люси, знавшая толк в драгоценностях, – да это, и правда, редкостная вещица.
— Красивая, – вторил Сергей. – Не думал, что в жемчуге столько глубины и игры света.
— Не во всем. Да и что ты мог видеть? Мамины перламутровые шарики?
— Ну, я – скажем так, – немало где побывал.
— Глядя на подделки в музеях, – пробормотала ведьма. – Теперь смотри, – мало того, что на Земле такой не встретишь, – она и для наших мест очень редкая. Чувствуешь отличие от того, что на шеях ваших женщин?
— Я, и правда, почти не видел жемчуга, но чувствую, что эта сумасшедшая.
— Это верно подмечено – глядя на нее, немного дуреешь, – какой блеск! Жаль только, ты не сможешь забрать его с собой, – это был бы чудесный подарок.
— К чему она мне? – улыбнулся Сергей.
— Вещь, найденная в определенном месте, – сильный амулет. Она могла бы приводить тебя ко мне, стать маяком осознанности.
— Ты имеешь в виду, – осознанности сновидений?
— Да, как бы так, – ответила Люси, располагаясь на покрывале со своею находкой. – Налей мне вина.
— Некое украшение, которое будешь чувствовать, или предмет, привычный, носимый с собой, как например трубка, помогает осознаться? – спросил Сергей, исполняя просьбу подруги.
— Да, и отличить сон от яви, причем, не только во сне.
— Как это?
— Большая часть людей спит при жизни. Дело даже не в алкоголе или наркотиках. Они все словно под кайфом – биороботы, – зомби общего механизма. Амулет осознанности – например, кольцо, о котором ты помнишь, помогает проснуться наяву, почувствовать себя, услышать свою душу.
Вечно бодрствовать тяжело, но порой просыпаться просто необходимо. Тем более, таким маложивущим существам, как вы.
— Да, мне знакомо это странное состояние. Например, – проходит год, а ты его словно и не заметил; или заходишь в магазин и начинаешь покупать все поплавки и лески, которые только можешь себе позволить.
— Это еще не все, но ты меня как бы понял.
— Ты высказала мысль, что мне, для того, чтобы навещать тебя, достаточно научиться управлять сном?
— Так говоришь, словно это управление машиной или лошадью. Ты оседлал гидру галлюцинаций и преодолел долину сумасшедших духов, – это уже немало, но со временем эти вещества начнут убивать тебя. Тем более, то, что ты используешь, довольно вредные химические соединения.
— Как же без яда?
— Почти никак. Особо одаренные могут, но лишь отчасти. Так или иначе, – нужно нечто, чтобы попадать в неординарную реальность, оставаясь при этом не совсем сумасшедшим. Изучайте алхимию, – у вас получится. Аптека – тот же самый гнилой общепит. Как и доступная быдлу гадость из подпольных лабораторий, все лекарства – созданный для продаж, дешевенький дрянной ширпотреб. Не можешь питаться в дорогих ресторанах, – готовь еду сам. Если уж о животе вы заботитесь, то зачем устраиваете своим душам постоянную диарею?
— Резонно. Поговорю обо всем этом с Масакрой.
— Поговори. Могу намекнуть только, что твои видения зиждутся на трех китах.
— Сон, галлюциноген и ты?
— Можно и так сказать.
— А если я сам начну проникать куда-либо, то понадобится еще и оружие, –предметы, поддающееся ментальной проекции?
— Да, это необходимо. Не пойдешь же ты на рыбалку без антикомарина или в тайгу без ружья. В тебе есть капля крови Азазеля, – используй это.
— Всегда балдел от холодного оружия, но капля крови…
— Не слишком-то обольщайся. Родство с ангелом не дает особых привилегий, – скорее наоборот – люди подсознательно пытаются насолить тебе, словно мстя за обиды. Демоны же норовят воспользоваться тобою, как я сейчас телом Нины.
— А Нина, что, тоже с кем-то в родне?
— И не с кем-то, а с самою Лилит! – усмехнулась Люси, протягивая руку с бокалом.
— С ней произошло нечто ужасное недавно.
— Ужасного с ней ничего не случилось. Лейлах сжалилась, да и кое-кто не стал сильно глумиться.
— Расскажешь об этом?
— Когда-нибудь все узнаешь. Пока не забивай голову и постарайся запомнить все, о чем мы с тобой говорили… И все то, что ты со мной чувствуешь.
— Когда я возвращаюсь, то словно прохожу через таможню, на которой у меня отнимают воспоминания, – достают и засвечивают пленку из фотоаппарата, ломают кассеты, рвут рукописи… и промывают мозг. Что-то остается, но выглядит слишком туманным – покрытым дымкой. И кто-то внутри твердит навязчиво, что все это сон и бред больного воображения.
— А ты как хотел? Сесть в поезд вместе с призраками – прокатиться за границу, а наигравшись, вернуться, минуя таможню? Стражи не дремлют. В утешение могу лишь сказать, чаже твои земные воспоминания большей частью туманны.
— Некоторые видения кажутся мне более реальными, чем материальная жизнь.
— Они просто более яркие и впечатляющие. К тому же, – это как фильм, – вышел из темного зала и забыл, если не было интересно.
— Тут все более, чем настоящее… ощутимое физически, ясное, четкое.
— Кажется таким. Я беру тебя в свой сон, а ты его дополняешь детскими воспоминаниями.
— Это замечательный сон, – сказал Сергей, приближаясь к Люси и целуя ее в тонкую белую шею.
— Еще бы, – это ведь мой маленький, уютный мирок, где я с детства прячусь от всего плохого и страшного.
— Без тебя тут было бы очень тоскливо.
— Без меня тут ничего бы и не было, – ответила дьяволица, отбрасывая в сторону бокал, и обнимая Сергея.

***WD***

следующая глава

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.