Глава 5. Болезнь шамана.

Тривиально шло время. Будучи большим любителем посидеть в одиночестве, кромсая ножом всяческие разнообразные деревяшки наряду со своими многострадальными пальцами, Сергей заводил себе новых инфернальных друзей. Как гласит тибетская мудрость: «Поклонение может заставить сиять даже собачий зуб». Что уж тут говорить о довольно искусно вырезанных и накормленных свежей невинной молодой кровью кошмарных маленьких идолах. Питаясь пьяняще-сладкой жизненной силой юноши, новоиспеченные кровавые черти, под предводительством принесенного откуда-то морем экзотического собрата, росли, крепли и… эволюционировали. Оказывая парню некую сомнительную помощь, сущности этих идолов вели себя подчас странно и даже жестоко.

Сначала взорвался наждачный круг. Действительно, – то, как он с громким хлопком разлетелся на три равные части, легко можно было назвать взрывом. Первый острый кусок точильного камня пролетел мимо, а два других проделали над лицом познавателя настоящую пластическую операцию, сделав его немного похожим впоследствии на того самого литературного персонажа, у которого одна бровь была выше другой.
Затем, в период прохождения практики, на подгнившем поддоне сыграла бочка с бензином, раздавив Сергею в лепешку безымянный средний пальцы. Стараниями хирурга их удалось кое-как собрать и пришпандорить на место, иначе приветствие «Ave Satana» молодой человек показывал бы порой независимо от желания.
Не считая тысячи прочих мелких и крупных пакостей, доставляемых ему друзьями из потустороннего мира, травмы он получал порой совершенно невероятным и странным образом, – то, вдруг вылетала пружина из старинных часов, раскручиваясь и кромсая его с ужасающим звуком; то ломался топор; то на ровном месте клинило двигатель мотоцикла…
Нет худа без добра, – вскоре парень сам уже научился зашивать себе раны и, чувствуя их не вполне обычное происхождение, находил в этом даже некоторое удовольствие.

Иногда бесов удавалось несколько угомонить. Иначе бы они совсем распоясались. Сжигая, время от времени, одного из зажравшихся маленьких деревянных идолов, можно было утихомирить остальных шалунов, но, только вот, ненадолго. Вскоре чертовщина возобновлялась.
Изобретательности и подлости мелких проказников не было никакого предела. Они то и дело придумывали все новые и новые моральные пытки и физические экзекуции.

Говоря слово «мелких», автор подразумевает то, что вся эта астральная шушера, являющаяся по большей части свихнувшимися искалеченными человеческими душами, имеет мало общего с инфернальными сущностями, демонами и самим Лукавым, которому приписываются бесчисленные злодеяния против таких всех хорошеньких и пушистеньких нас. Люди же, допустившие неосторожность иметь с дела с доморощенными бесами и чуротой, становятся чувствительными к их проискам и воздействию.

И вот, спустя годы, когда подобные злоохотливые и пакостные потусторонние твари, в очередной раз наплевали Сергею в душу – причем очень много и сразу, – его молодой, но уже весьма искушенный и измененный к тому времени разум начал давать ментальную трещину. В брешь эту стали затекать извне чужие ощущения, мысли, знания и память о событиях, не имеющих порой ничего общего с насущной действительностью.
Приемник в голове познавателя оказался настроен не только на восприятие разной дьявольской астральной беды, но и на ангельскую волну. Причем, парню порой становилось совершенно неясно, чем собственно «пернатые твари» отличаются от инфернальных. Впрочем, при более пристальном изучении становилось заметно, что и те, и другие положительно превосходят интеллектом и адекватностью душ неприкаянных, собственно – «мелких чертей». (Да простят меня некоторые из них).

Христианская практика экзорцизма учит, что голоса в голове – это, всегда, однозначно – бесы. Почему-то Иоанн, гулявший «в духе в пустыне», и встречавшийся там воочию с Вавилонской Блудницей, у них имел дело именно с ангелами, прочим же их видеть совсем не дозволено, – сие есть ересь, колдовство, богохульство, сатанинское наваждение, чернокнижие и прочая нездоровая хрень.

Когда религия становится организованной и приобретает форму иерархической пирамиды, она все дальше уходит от того мистического экспириенса, который создал ее. Завоевав же монополию на поприще обладания душами и умами людей, церковь начинает преследовать и осуждать могущих то же самое, что и их галлюцинирующие святые «отцы основатели». И это не случайно, – ведь люди, практикующие тот же шаманизм, имеющий многовековую дохристианскую историю, не только ставят под сомнение божественную природу мусульманского и христианского вероучений, но и показывают их лицемерную извращенность. Рьяно борясь за то, чтобы иной мир оставался недоступным, запретным, а истинные проводники в него – осуждаемы и преследуемы, церковь, отделенная, якобы, от государственной власти, создает искусственный дефицит чудес и духовности, с тем, чтобы потом продавать их в том виде, который ей выгоден. Государственная же власть, опасаясь того, что у многих людей, пробующих галлюциногены, открываются глаза на действительность, идут на любые уловки для сокрытия правды и ограничения свободы, как личного, так и коллективного сверхсознательного. Навязываемый в настоящее время клерикализм – яркое тому подтверждение.

Неизвестно, какую выгоду искали темные, светлые и неприкаянные потусторонние силы в общении с нашим оболтусом, но именно голоса чертей, бесов и ангелов зазвучали однажды пронзительной стаей в голове юного познавателя. Болезнь шамана пришла внезапно, в совершенно неподходящий момент.

Стоя у деревообрабатывающего станка, Сергей ощутил странное чувство беспокойства. В ровном мерном звонком жужжании циркулярной пилы ясно и четко послышался женский голос:
— Все пройдет, милый. Ты понимаешь это?
Открыв, было рот для ответа, парень вдруг осознал, что произносить нечто вслух будет не только бессмысленным, но и странным, поэтому сосредоточил внимание на распиловке, – тем более что именно он работал за старшего и руководил всем процессом.
В это мгновение Сергей ощутил, – ясно, отчетливо и достоверно, что его душа спроецирована в свежую живую сосновую доску. Зажатая между двумя валами рябух подачи, она медленно и неумолимо двигалась навстречу бешено вращающемуся стальному зубастому диску. Спустя мгновение пила коснулась доски, и парень на самом деле почувствовал – буквально физически ощутил, как его начали пилить пополам. Ужасная вселенская боль проникла внутрь черепной коробки, разделяя мозг, на две независимые друг от друга самостоятельные живые части.
Неизвестно, как молодой человек перенес подобное испытание, да еще стоя на ногах, но это ему удалось. Он выдержал, – допилил свою душу и, выключив станок, махнул рукой подвыпившему напарнику, – перекур.

Когда обливающееся кровью, ожившее подсознание, (а именно так оно и ощущалось), стало свободным, из него фонтаном забило то, что раньше проявляло себя только в моменты сильного воздействия галлюциногенов. Причем, все это стало настолько реальным, насколько сделать не по силам ни одному инородному элементалу.
Что бы там не говорили «посвященные» последователи Карлоса Кастанеда, Алистера Кроули и Тимоти Лири, – почти все их яркие красочные видения, за редким разве что исключением, – детские смешные мультики, по сравнению с тем, что видит и чувствует человек настигнутый болезнью шамана.

Спешу «обрадовать» поклонников бесконечной замечательной кино-эпопеи «Восставшие из Ада», – то, что там происходит, – действительно, правда. Правда… только вот, основательно перевранная, подогнанная под восприятие обычного человека и очень дешево сыгранная.
Впрочем, не изящное мастерство спектакля, не реалистичность и спецэффекты никакого, пусть даже самого высоко-бюджетного кинематографа не способны передать того, что в действительности ожидает душу, попавшую в руки к нейрохирургам астрального плана – суть сенобитам.
Эти запредельные сущности, рвущие душу попавшего к ним на части, вовсе не стремятся слепить из него какого-нибудь кошмарного полоумного монстра, – сие есть изврат больного воображения создателей легендарного фильма. Задача сенобитов совсем иная. Они, будто инфернальные хакеры, перекраивают сознание твари божьей на новый лад, при этом, подвергая его ужасному, но, все же, необходимому испытанию.
Почему так жестоко? К чему это все? Если вам не понятно, то и ответа вы не достойны, как недостойны зваться настоящими ведьмами изнывающие от безделья домашние тетеньки, прошедшие месячные курсы «практической магии», как недостоин звания мужчины индейский юноша, не вынесший при посвящении жестокой кровавой пытки.
Выдержит ли новообращенный подобное обращение, погибнет или сойдет с ума, – зависит теперь только от него самого. «Не вступай в круг, не укрепившись в духе», – гласит одна из непреложных эзотерических истин. Того, кто пренебрегает ею, ждет жестокая расплата за свою слабость, беспечность, глупость и самоуверенность.

Но, вернемся к нашему повествованию и болезни шамана. Молодой приемник, получивший этот сомнительный дар от своего наставника, ведет себя неадекватно. Часто он рвет на себе одежду и убегает в лес, где, если не будет съеден до смерти гнусом или задран раздосадованным медведем, то, явно рискует погибнуть множеством иных интересных и презабавнейших способов, или же совсем одичать.
Порою случалось так, что молодой шаман, охваченный этой болезнью, неделями блуждал в тундре, забыв о своей принадлежности к человеческой расе, питаясь ягодами и ягелем вместе с оленями. Вполне возможно, что в ином самоедском селении вам могут показать дурачка, который так и не смог вернуться в свой человеческий облик, заблудившись в мире духов навечно.

От кого же получил Сергей эту заразу? Кто подарил ему сей занимательный великолепный недуг? Чтобы узнать это, нам придется оставить парня, разговаривающим в одиночестве с зеркалом, в котором невидимое лезвие проводило разные странные манипуляции с его лицом, и вернуться в то же самое место неделей раньше.

******

Сидя на широком подоконнике в уютном свежесобранном деревянном балке, Сергей пребывал в прекрасном расположении духа… с легким оттенком меланхолии и равнодушия к происходящему вокруг. Пуская дым в открытую форточку, он краем уха прислушивался к разговору сидящих за бутылкой портвейна мужчин, но сам в нем практически не участвовал. Его гораздо больше волновал деликатный вопрос, – когда же один из товарищей напьется настолько, насколько потребуется для того, чтобы лечь спать, позабыв о рассказанном им же забавном факте. А факт был занимательным и весьма интересным: «Мою жену, – сказал подвыпивший Юра, – никак не раскрутить на секс, если она не хочет. Но у нее есть одна маленькая слабость, – достаточно застать Таню, чем-нибудь занимающейся на кухне и, подкравшись сзади, начать мацать грудь, как она тут же сдается и может дать прямо там, не отходя «от кассы». Так я ее ловлю, и – каждый раз срабатывает».

Жена Юры была весьма привлекательной стройной и интересной девушкой лет двадцати пяти, – лакомый кусочек для молодого, вечно голодного котяры. А посему, этим же вечером Сергей зашел в гости к коллеге и проверил на практике его эротические наблюдения. Все получилось именно так, как и рассказывал незадачливый болтун – муж сексуальной домохозяйки.
Ушел от нее парень только под утро. Причем, отпустила его «скромница нехочуха» только тогда, когда он, совсем уже обессилев, дал ей слово захаживать впредь почаще.
И, все было бы вполне замечательно, но, только вот, мать Юры – старая шаманка оленеводка, жившая буквально в соседнем доме, сразу же все поняла.
Всю свою молодость она бродила по тундре, где и приняла от своего деда его сумасшедший дар. «Нормальность» после этого к Елисеевне до конца так и не вернулась, (но, кто, скажите, из интересных людей может похвастаться тем, что он абсолютно нормален)?
Об этой удивительной красивой и сильной женщине можно рассказывать много и долго. Ее, как и положено в этих случаях, все боялись и обходили за три версты. Все, кроме, как вы уже догадались, Сергея. Хоть юный пройдоха и старая ведьма были довольно дружны, но шалости с невесткой она ему простить не могла. Только наказала непросто, – ведь за любое злодеяние ведьме в итоге придется платить, подчас немалую страшную цену.
Пригласив парня помочь снять шкуру с пойманной росомахи и поговорить по душам, шаманка налила ему рябинового сура. Этот напиток пьется легко, но крышу уносит напрочь, а принимая от ведьмы какое бы то ни было пойло, всегда следует ждать подвоха…

***WD***

следующая глава

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.