Глава 44. Хрустальные цветы женской любви

Спустя три дня авизо вошел в порт города. Встречать корабль прибыла сама Прозерпина в сопровождении всего двух человек. Один являлся начальником личной охраны королевы, а другой – министром здравоохранения. Оба дворянина выглядели молодо и поджаро. Военная выправка и уверенность читались в каждом их гордом движении. Однако назвать их тупыми солдафонами навряд ли бы кто-то решился; и, судя по тому, как комфортно чувствовала себя в их присутствии королева, они по праву носили свои чины.
Прозерпина сделала шаг вперед навстречу спускающейся по трапу Лейле и с улыбкой развела руки. Они обнялись как старые подруги, шепнув что-то друг другу на ушко.

Взглянув на Нагилю и Асмодея, богиня подняла бровь и произнесла:
— Я рада видеть вас целыми и невредимыми. Надеюсь, что это небольшое приключение только пошло вам на пользу.
— Небольшим куском мяса все же пришлось пожертвовать, – сказал Асмодей. – Но за это я взял себе палец.
— Если есть желание, – можешь и дальше заниматься этим мерзавцем, – Кора улыбнулась, но глаза ее остались прохладны.
— Благодарю, но есть более приятные дела, – ответил Асмодей, обняв за талию Нагилю.
— Думаю, что мы достойно справились со своей задачей, – сказала Лейла. – Забирай гоблина и отправь нас домой.
— Не ожидала от тебя таких холодных слов. Неужели не останетесь на ужин? Победителей принято чествовать, – с обидой в голосе ответила Прозерпина.
— Ты права, извини. Но мы тут и так уже задержались.
— Я вас вовсе не задерживаю, – лишь предлагаю, – богиня посмотрела по сторонам и пожала плечами.
— Что это значит? – вмешалась Нагиля.
— Игра еще не окончена, – сказала королева Аида.
— Черт побери, что еще? – Нагиля даже не пыталась скрыть гнев.
— Сама не знаю, – я почти такой же игрок, как и вы.
— Это правда, – сказала Лейла. – Поверьте ей.
— Чего-то в этом роде я ожидал, – задумчиво сказал Асмодей.
Все это время провожатые королевы стояли спокойно, не проронив ни слова.
— Проследите за тем, чтобы преступника доставили в больницу и надежно изолировали, – обратилась к ним Прозерпина. – Он не должен ни с кем общаться и иметь возможности причинить себе вред. Я не исключаю самоубийство, как один из способов улизнуть от меня.
— Хотите поместить гоблина в больницу? – усмехнулся Асмодей.
— Дом скорби – самое надежное место, для такого типа, – ответила Кора. – После того, как с ним поработают профессора психиатрии, я получу прямой доступ к его истинному воплощению, – как если бы он стал куклой вуду.
— Впечатляет. Научный подход к ведьмовству? – улыбнулась Лейла.
— Достижения в науке вовсе не отдаляют нас от старых методов, только делают их более понятными, простыми и действенными, – ответила Прозерпина. – Если бы не христианская чума, поразившая Ассию и остановившая прогресс в этой области, – границы между мирами, в некотором смысле, были бы уже открыты.
— Не думаю, что это допустят те, кто стоит у истоков силы и власти, – возразил Асмодей.
— Они противятся, но это не может продолжаться вечно, – ответила Прозерпина. – Таков мой муж, таковы многие боги, пожертвовавшие своей славой ради спокойствия, таковы ангелы, трясущиеся пред Апокалипсисом… Но, есть и другие.
— Твой супруг, напомнится, напротив, – сам не раз нарушал границы. – Вставила свое слово Нагиля.
— Он делал это только с выгодой для себя, с разрешения начальства и в одностороннем порядке.
— Значит, ты революционерка? – ухмыльнулся Асмодей.
— Ну уж нет, – Прозерпина посмотрела на демона уничтожающим взглядом. – Разрушить все подчистую, чтобы потом построить еще одну неудачную модель рая – это все не по мне. Но ретрограды, трепетно охраняющие железный занавес, уже потеряли свой авторитет и актуальность. Безусловно, миры слишком тесно связаны, и, если рушить плотину, то поток снесет все на своем пути. Начнется хаос. Но, открыть пару шлюзов им, все же, придется, и уже скоро.

Тем временем завернутого в смирительную рубашку гоблина посадили в карету скорой помощи с завязанными глазами и кляпом во рту.

— Пора и нам во дворец, если, конечно, у вас нет иных планов, – сказала Персефона собравшимся.
— Я с тобой, – ответила Лейла, – вам тоже не советую бродить, где попало. Поехали.
— Мы с радостью принимаем приглашение, в надежде продолжить интересную беседу и воспользоваться вашим гостеприимством, – сказал Асмодей.

Нагиля улыбнулась и сделала шутливый реверанс в воображаемом платье, словно передразнивая Асмодея. Прозерпина ответила ей тем же, скорчив, вдобавок смешную рожицу.
На вид богине вряд ли бы кто-то дал больше семнадцати, – выглядела она, как юная беспечная девушка. Видимо, и способность веселиться в ней так же, чудесным образом сохранилась.
Атмосфера заметно разрядилась, благодаря такому фривольному поведению королевы, и две августейшие парочки забрались в экипаж, весело переглядываясь друг с другом.

Ступая по лестничным ковровым дорожкам дворца, Лейла заметила, что «народу» в нем как-то вдруг поубавилось. Придворные дамы и щеголи, цветастые лакеи и прочая живность неспешно возникали по мере смены локаций, – игра словно начала уставать. Несмотря на аристократическую холодную чопорность и таинственные неоднозначные взгляды, все вокруг, казалось, были сдержанно рады возвращению почетных гостей, прибывших с ценным уловом.

Приняв омовение и немного отдохнув с дороги, Нагиля и Асмодей переоделись к ужину. Вскоре к ним присоединилась и Лейла.
— Итак, чего мы еще не знаем? – спросил архидемон, располагаясь в кресле со стаканом горячего грога.
— Я сама не уверенна в том, что мне известна вся правда, – ответила Лейла. – Могу лишь с уверенностью сказать, что Прозерпина – игрок, но не такой, как мы. Возможно даже, – этот мир специально смоделирован, для того, чтоб она могла достичь своих целей.
— Не похоже, – возразила ей Нагиля. – Здесь все слишком реальное.
— Для нас это не имеет особого значения, – сказал Асмодей. – Неважно – настоящий ли этот мир, альтернативный или же вымышленный. Перед вами двумя стоит выбор, – у меня же его нет.
— Я не брошу тебя здесь! – воскликнула Нагиля.
— Я тоже хочу доиграть до конца, – сказала Лейла. – Насколько я знаю, – со времени нашего прыжка в озере прошло не более четырех часов. Некоторые задерживались в Lago del mundo намного дольше.
— К тому же, тут явно все еще сложнее, чем кажется, – добавила Нагиля.
— Согласен, – даже если Прозерпина и играет нами, у нас есть шанс извлечь из этого выгоду. А значит, стоит немного поучаствовать в этих событиях, – подвел итог Асмодей.

******

Ужин, который устроила Персефона по случаю небольшой победы, вовсе не походил на дворцовые празднества. Мероприятие это казалось дикой смесью молодежной вечеринки и светского раута. Проходило оно не во дворце, но в старом готическом замке.
Содержался Шато-Дионис, надо заметить, в прекраснейшем состоянии. Ко всему прочему, замок изобиловал современными удобствами и оборудованием, а стены его излучали тепло.

«Гранит с торбенитом*. Детишек в этом чертоге лучше не зачинать. Да и мы тут уязвимы, как в криптонитовой ловушке», – подумал Асмодей. Он заметил еще издалека зеленоватое свечение шпилей, а теперь окончательно убедился в том, что Шато-Дионис выстроен из Адского камня. Лейла и Нагиля, похоже, прочли мысли демона, и обе чуть заметно кивнули, встретив его многозначительный взгляд.

Дресс-код и приличия, соблюдаемые вначале, ближе к ночи оказались напрочь забыты. Некоторые разгулявшиеся дамы танцевали полуголые на столах, а мужчины, в свою очередь, оказались разделены на два лагеря – практиков и созерцателей.
Всеобщему веселью сопутствовала приятная музыка, алкоголь и чистейший кокаин, после дорожки которого, мало кто мог уже сдерживать свои инстинкты. Как ни странно, – все выглядело вполне прилично и дружелюбно. Не было драк, грязи и свинства, присущего людям в подобной сложившейся ситуации.

Нагиля с Асмодеем накурились, как два кролика альбиноса и, вдоволь насмеявшись, решили потанцевать. Правда, надолго этой парочки не хватило, ибо, увидев танцующую Нагилю, демона охватило такое желание, что он, схватив подругу, унес ее в одну из комнат, вызвав этим бурю восторга у всех присутствующих созерцателей.

Приняв всего понемногу и отбившись наконец-то от надоедливых ухажеров – которых сама же и завлекла, стреляя глазками направо и налево, – Лейла присела рядом с загрустившей богиней.
— Вижу, – тебе не слишком-то весло. Хочешь уйти отсюда? – спросила она.
— А я все думала – предложишь ты, или нет, – ответила Прозерпина с улыбкой. – Пойдем, прогуляемся в парке. Ночь такая прекрасная.

Взявшись за руки, они вышли из замка и направились вперед по аллее, вдоль которой росли странные красивые раскидистые деревья. Их большие толстые листья плавно раскачивались, создавая приятнейший ветерок. На верхних ветках росли цветы, похожие на белые лилии, но они светились мягким холодным светом и тихо звенели, исполняя какие-то сложные очаровательные мелодии.
Прозерпина протянула руку, – ветка нагнулась, и один из цветков плавно опустился в ее ладонь. Сорвав его, богиня протянула цветок Лейле. Дьяволица аккуратно взяла подарок и залюбовалась его призрачным великолепием. Внутри живого светящегося хрустального цветка шевелились искорки-тычинки, – маленькие бриллианты на золотых стебельках. Они бились о чашу и рубиновый пестик, наигрывая одну из любимых мелодий Лейлы, словно изящная затейливая музыкальная шкатулка.

— Какая прелесть, – прошептала Лейла. – Живой хрусталь.
— Он чувствует тебя, – ответила Прозерпина. – В нем нет разумной жизни… в том виде, как ее принято понимать. Брось цветок, – и он разобьется на крошечные осколки, как это случается с хрусталем. Но ты оживляешь его своим присутствием. Оживляешь, словно вдыхаешь частицу духа в тот мир, который тебя окружает. И мое сердце поет в твоем присутствии, Лейла
— Твое сердце живое и теплое.
— Моя душа так долго горела в Аиде, что превратилась в холодный алмаз. Только рядом с тобой он сияет, только ты способна согреть его.
— Никогда не думала, что встречу любовь в образе прекрасной юной богини, – пробормотала Лейла.
— Значит ли это, что ты неравнодушна ко мне?
— Господи, Кора, хватит, прошу тебя. Еще немного, и я растаю; мне трудно говорить об этих вещах. Просто обними меня, – и будь, что будет. Я собой больше не управляю…
— Сейчас ты чувствуешь только маленькую капельку того, что я испытываю к тебе. Обещай мне, что не избавишься от этого чувства. Не откажешься от моего дара.
— Обещаю, – прошептала Лейла, растворяясь в объятиях Прозерпины.
— Я должна тебе кое-что показать.
С этими словами богиня пристально посмотрела в глаза дьяволице. Лейла содрогнулась, как от удара молнией, и ногтями впилась в плечи богине. Спустя минуту она обмякла, расслабилась и опустилась на одну из стоящих рядом скамеек.
— Я это видела, – сказала Лейла. – Двое слуг Люцифера движутся к озеру.
— Они давно уже служат другому хозяину, – ответила Прозерпина. – Тому, для кого ваши жизни ничего не значат; тому, кто не боится и Нортона. От него не скрыться. Я пригласила вас в этот замок лишь потому, что его аура скрывает ваши сущности от этого взора. Здесь мы можем говорить без опаски.
— Значит, их альянс имеет не внутреннее происхождение, – как гнойник, вызванный ядовитым шипом.
— Да, именно так поступают ангелы. Не замарав своих крылышек, порхая над мирами, но опасаясь, нарушив запрет, испытать на себе прелести бытия во плоти, они тут и там мутят воду, а затем обвиняют всех и вся в скверне.
— Легко обвинять прочих в разврате и нечистоплотности, будучи бесплотным импотентом, сидящим за стеклом в небесной теплице. Но что им от нас нужно?
— Создав все сущее, высший разум освободил океан энергии. Ангелы созданы еще до появления вещества, когда вселенная была похожа на кипящее молоко. То, что сейчас от них осталось – лишь слабое эхо былой силы и величия. Им нужна Земля и люди, населяющие ее – миллионы стоящих на коленях людей, возносящих свои молитвы к заскучавшему четырнадцать миллиардов лет назад богу. Вибрируя в унисон, их разумы излучают энергию – однотипные по астра-ментальному началу импульсы. Сливаясь воедино, они образуют Эгрегоры. Это живая энергетическая сущность, обитающая в астральном плане. Информационная емкость христианских и мусульманских Эгрегоров идентична ангельской. Эгрегоры не только питают их, но и могут использоваться для выполнения личной воли. Это огромная сила, частично доступная религиозным безумцам и ведьмам, умеющим настраиваться на нужную волну.
— Все это безобразие Ассии в общих чертах мне известно, – сказала Лейла. – Но, причем тут дела в Преисподней?
— Ангелы, а точнее, полудохлые призраки существовавших некогда ангелов, – существа абсолютно бесполезные и никчемные, – паразиты, спекулирующие на человеческих страхах, терзаниях, душевной боли… всем, что заставляет людей обращаться к Богу. И они это прекрасно осознают. Когда же Лилит станет королевой Ада, то у Преисподней появится шанс превратиться из мрачной страшилки в место куда более привлекательное, нежели несуществующий Рай.
Если учесть, что твоя мать обрела статус богини, со всеми вытекающими последствиями, то ей… Ей вскоре не только представится шанс донести до людей истинное положение вещей, но, даже дойти до того, о чем мечтаю я и многие другие, включая самого Люцифера.
— Может пасть железный занавес, и врата Преисподней откроются в мир людей? – спросила Лейла.
— Да, это вполне реально, хоть и имеет мало общего с тривиальной общепринятой версией Апокалипсиса.
— Какие глобальные последствия слияния двух любящих сердец, – усмехнулась Лейла.
— Как я рада слышать от тебя такие слова. Ты говоришь сейчас совсем не как дьяволица.
— Я всегда буду адской бестией, ведьмой и дьяволицей. Я рождена демонессой, – ею и умру, если придется.
— Это всего лишь слова. Я чувствую в тебе нечто большее, нечто отличающее тебя от большинства древних демонов. Впрочем, – как тебе будет угодно. А сейчас нужно поторопиться. Ты должна найти Асмодея и Нагилю. Уносите ноги из игры, пока не поздно. Я уже догадываюсь о том, что произойдет дальше, и попробую вам хоть чем-то помочь.

***WD***

*Торбенит – минерал из Преисподней. Довольно распространен в Ассии. Может содержаться в граните. Оч радиоактивная штука….

 

*Торбенит – минерал из Преисподней. Довольно распространен в Ассии. Может содержаться в граните. Оч радиоактивная штука….

Md – Фёдор Киселёв.

следующая глава

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.