Глава 42. Толерантность Асмодея и славное месиво

Услышав всплеск воды и шлепанье босых ног по лестнице, Асмодей потихоньку сел на диван и принялся увлеченно беседовать с виноградной гроздью.

Вошедший в камеру Анатолис удовлетворительно хмыкнул, увидев огрызок яблока на подносе. Затем он отложил в сторону маленький пружинный арбалет, закрыл дверь на ключ и присел в кресло.

— Вот, что с тобой будет, – сказал гоблин, восхищенно глядя на голого демона. – Сначала ты станешь овощем – безвольной скотиной, терпеливо и благодарно сносящей удары своего хозяина. Потом я постепенно верну тебе разум, но как от личности к тому времени, от тебя почти ничего не останется. Ты станешь плаксивой сучкой, ползающей у моих ног, готовой выполнить любую мою прихоть. При этом ты будешь помнить все, что мне необходимо, и всячески помогать мне.
Асмодей как можно безумней хихикнул и, откинувшись на диване, принялся теребить свои гениталии. При виде его великолепного орудия, Анатолис окончательно потерял осторожность; сбросив ремень с кинжалом и саблей, он начал медленно приближаться к дивану; из его огромного рта на пол капала густая слюна.
Теперь архидемон уже точно уверился в том, что никто не придет на выручку к своему вождю, услышав его крики и стоны. Одним мощным ударом он отбросил урода к стене и принялся медленно, изощренно его избивать свернутым особым образом сырым полотенцем. Кровь гоблина брызгала в разные стороны. Он по-собачьи скулил, но наносимые повреждения, хоть и причиняли немалую боль, все же, являлись поверхностными. Немного выпустив пар, Асмодей связал избитого и униженного вождя, сел в кресло напротив и начал поигрывать его драгоценным кинжалом.
— Итак, рассказывай, – сказал архидемон, вонзая острие кинжала под ноготь жирного пальца. – Есть ли тут выход, и кто из людей на тебя работает.
— Прекрати, – завыл Анатолис. – Тебе все равно отсюда не выбраться. Пираты ни за что не отвезут тебя к Персефоне, – их там ждет, в лучшем случае, смерть.
— Логично, – сказал Асмодей, медленно поворачивая кинжал. – Только вот, думаю, мне удастся с ними договориться.
— Они прибудут лишь послезавтра, – скулил гоблин. – Причалят с другой стороны острова. До туда мне не добраться, – я умру без воды.
— Наверное, придется это проверить, – ухмыльнулся Асмодей. – Болит пальчик? Как доктор, рекомендую ампутацию.
С этими словами демон сломал Анатолису палец, а затем окончательно его отрезал.
— Ты не жилец, – завопил гоблин, рыдая как ребенок. – Через несколько часов меня начнут искать. Я буду сдирать с тебя кожу по кусочку, пока ты не сойдешь с ума…
— А насчет кожи, – неплохая идея! –  воскликнул Асмодей. – Раз уж нам не суждено свалить вместе, то я отвезу Прозерпине небольшой подарок.
— Нет, нет, нет, не делай этого! – круглые от ужаса глаза гоблина, казалось, готовы были выпрыгнуть из орбит. – Я помогу тебе уйти, я все для тебя сделаю. Бери корабль, если хочешь, и убирайся отсюда. Тебя никто не тронет. Они подчиняются мне беспрекословно, прекратиииии!
Сделав три небольших надреза, демон сорвал лоскут кожи с плеча гоблина:
— Ну что же ты не хмыкаешь больше? – весело спросил он.
— Прекрати, умоляю тебя, – ревел гоблин, видя, что Асмодей снова заносит кинжал. – Я… правда, могу вытащить тебя отсюда, только яааааа…
— Да не ори ты так, – пошутил демон, брезгливо кидая на пол еще один кровавый лоскут. – Пожалуй, перейду на лицо, а то еще отключишься раньше времени. Знаешь, я когда-то хотел стать пластическим хирургом. Не просто хирургом, – художником! Даже провел пару операций… а меня, представь себе только, почему-то не поняли, – не признали, чуть было не подняли на смех. Я хотел было заставить их улыбаться до конца своих дней, но простил. Просто пустил по миру, когда стал постарше. Но в твоем случае, как я погляжу, пластика просто необходима.

— Остановись, – раздался властный женский голос из-за смотрового окошка. – Без этой твари Персефона не станет нам помогать.
— Лейла? Нагиля! Какими судьбами? – Асмодей бросил кинжал и обернулся. – Сейчас открою. Ключ у него…
— Развлекаетесь, мальчики? – спросила весело Лейла, глядя на насупившуюся Нагилю.
— Да… вы немного невовремя, но мы уже подостыли, – отшутился Асмодей.
Влепив напоследок гоблину тыльной стороной ладони незабываемую смачную пощечину, от которой лопнула кожа, архидемон подошел к двери, открыл ее и жестом пригласил дам войти.
— Какие вы зеленые! – рассмеялся он, глядя на немного смущенную Нагилю и пытаясь разрядить атмосферу. – Как вы меня нашли? Прозерпина вам помогает?
— Об этом позже. Поспешим на корабль. Мы убрали охрану и устроили драку на захваченном гоблинами судне. Самое время сматываться, – Сказала Лейла.
— Как я понял, – основные силы брошены на то, чтобы устроить дебош?
— Совершенно верно; пошли скорей, – почти шепотом промолвила Нагиля и потянула за собой Асмодея.
— Мы не должны их бросать, – неожиданно возразил он.
— С чего бы это? – удивленно спросила Лейла.
— Во-первых, – это бесчестно. А во-вторых, – на нас могут напасть пираты.
— Этого еще не хватало. – Лейла в сердцах чертыхнулась, но словно о чем-то вспомнив, неожиданно улыбнулась. – Съешь это, и давай уже двигаться, – сказала она, протягивая Асмодею маленький шарик.
— Черт побери, это еще кто? – воскликнул демон, увидев возле лестницы двух русалок.
— Нам нужно будет забрать людей со второго корабля, – сказала Лейла русалкам. – Организуете нам прикрытие с воды?
— Мы убьем всех, кто будет рядом.
— Всех, кто окажется в воде, – ответили зеленые девушки.
— Тогда, давайте двигаться, – предложил  Асмодей, успевший уже ощутить действие опиума.
О том, что у русалок неплохая реакция и хорошо поставлен удар, ему тут же удалось убедиться. Не удержавшись от шалости, демон потрогал роскошную задницу одной из них, за что немедленно получил такого смачного тумака, что, чуть было не отключился. Решив, что так делать больше не следует, Асмодей нырнул и поплыл вслед за всеми. Связанного гоблина Лейла тянула за собой на ремне, как щенка.

Взобравшись по веревочной лестнице на борт авито, Асмодей велел немедленно позвать корабельного плотника. Вскоре на палубе закипела работа. Спустя десять минут был готов достаточно широкий и прочный, снабженный крючьями абордажный трап. Несколько матросов подняли его веревками через лебедку.

— Нам всем предстоит спасти наших товарищей, – начал свою пламенную речь архидемон. – Деритесь, как черти и, может быть, вам выпадет шанс остаться в живых. Используйте его. Но тех, кто струсит или же будет подло прятаться за спины товарищей, я самолично вздерну вверх ногами на рее со вспоротым животом.
— Главное, – скидывайте этих тварей в воду, – добавила Лейла. – Обещаю, что назад они уже не выберутся.

Матросы, которые и без того уже считали Лейлу воплощенной морской богиней, а Нагилю, не иначе, как нимфой, с радостью разобрали оружие, готовые драться до последнего вздоха. У них и вовсе не осталось сомнений, когда после произнесенных Лейлой слов: «Нам нужен попутный ветер», у нее засветились глаза, а с берега, с нарастающей, силой подул сухой теплый бриз. Трепет простого люда пред сверхъестественным сильнее страха перед смертельной схваткой, – ведь противник вполне осязаем и, что еще более важно – смертен.

Присмиревшего и жалкого теперь, трясущегося вождя гоблинов затолкали в бочку с водой. Невидимое судно двинулось на абордаж к кишащему дерущимися гоблинами кораблю.

То ли солдаты и лоцман являлись, и правда, непревзойденными в своем искустве пиратами, то ли гоблины по ночам не обладали должной прытью, но все люди Персефоны были, хоть и изранены, но живы. Зато палуба оказалась сплошь покрыта трупами и кровью гоблинов.

Стоило трапу коснуться борта полицейского судна, Асмодей устремился в атаку. За ним последовали два солдата и Авалон. Дьяволицы тоже решили принять участие. Ловко работая мечами и абродажными саблями, шестеро нападающих моментально прорубили солидную брешь в толпе мерзких тварей, окруживших группу солдат и лоцмана. Туда сразу же устремились несколько самых опытных и сильных моряков, пачками сбрасывая гоблинов за борт.
— Не смотрите им в глаза, – крикнул Алистер. – Просто рубите, и все! Косите их как сахарный тростник для рома! Бочонок из моих личных запасов уже ждет вас на палубе!
Прошло минут двадцать. Вынимая меч из очередного урода и сталкивая его ногой в воду, старый пират удивленно посмотрел за борт. Вода стала абсолютно красной, словно в ней повеселилась стайка пираний.

— Пошли уже, вояка, не намахался еще? – сказала Лейла, которой эта возня казалась совсем не забавной.
— Не пойму, в чем дело. Ведь буквально…  только что они лезли на палубу один за другим, как какие-то тараканы, – пробормотал один из солдат.
— Подкрепление, – ответила Лейла. – Отходим!

Один за другим, все покинули полицейский  корабль; последним на борт авизо шагнул Асмодей. Взмахнув мечом, он перерубил веревки, и десяток гоблинов, вместе с трапом, плюхнулись в воду.

Сразу же вслед за этим кок запалил пропитанные маслом тряпки, и десяток глиняных горшочков с китовым жиром полетели в сторону полицейского корабля. Пламя занялось моментально. Спустя еще мгновение раздались душераздирающие крики уцелевших и раненых гоблинов,  а через минуту уже стал ощутим жар огромного живого костра. Лагуна выглядела довольно зловеще. Сложив оружие, матросы под командованием Авалона подняли паруса, и быстроходное судно, подхваченное ветром, унеслось в открытое море.

— Наконец-то я чувствую себя живым человеком, – рассмеялся окровавленный, но счастливый лоцман, лихо поворачивая штурвал.
— Как я его понимаю, – сказал Асмодей, вытирая меч о чью-то рубашку. – Так часто в жизни не хватает простого веселого приключения. Все решается, не выходя из кабинета. Остальное уже – просто фарс.
— Если встретим пиратов, – будет еще веселей, – сказала Лейла.
— Пираты? – воскликнул Алистер. – Если эти уроды якшаются с морскими джентльменами, то дела плохи. Гоблины общаются под водой как киты. Они слышат друг друга за многие мили.
— Иными совами, – как только обнаружится пропажа вождя, нас попытаются остановить? – спросила Лейла.
— Да, скорей всего они будут поджидать нас на южном морском пути. Хоть море и большое, но дороги натоптаны, – ответил лоцман.
— Нет способа избежать этой встречи? – спросила Нагиля. – Ну, или как-то перехитрить их.
— Уйдем влево, – рискуем налететь на рифы, уйдем право, – угодим в течение с водоворотами. Тот, кто убегает от опасности, всегда попадает в еще большие неприятности.
— Это правда, – сказал Асмодей. – Нападем первыми и уничтожим их.
— Хоть это и безумие, – мне по кайфу, – сказала Лейла.
— Тебе все по кайфу, – проворчала Нагиля. – Если уж неймется подраться, то хотя бы давайте придумаем, как это сделать красиво.
— Какая лисичка тебе досталась, Асмодей, – улыбнулась Лейла. – Нагиля права, – не будем уподобляться животным. Предлагаю пройти в каюту и все обсудить. Алистер, присоединяйтесь. Нам понадобится ваш опыт и знания.
— Присоединюсь, как только минуем опасное место, – ответил лоцман. Улыбка не покидала все это время его суровую, но приятную по-своему бандитскую физиономию.

*** WD ***

следующая глава

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.