Глава 41. Весь мир крутится вокруг П

Оставшись в уютной, обставленной с мещанским пафосом камере, Асмодей зашил себе рану и завалился спать. «Должно быть, гоблины держат некоторых пленников в подобных условиях с тем, чтобы дать им расслабиться, а затем уже применять различные методы психологического воздействия. Но, о каких заложниках может идти речь, если отсюда никто еще живым не уходил? Значит Анатолис использует их в иных целях…», – промелькнули мысли в голове архидемона, но он их тут же прогнал прочь от себя и сладко уснул.
Проснувшись, Асмодей хотел было сразу же утолить жажду, но остановился в раздумье, – апельсиновый сок немного горчил, фрукты же выглядели вполне безобидно.

Съев одно яблоко, архидемон решил немного подождать и начал прислушиваться к ощущениям. Опасения оказались совсем не напрасны. Вскоре вещи вокруг словно поплыли, начали странным образом изменяться. Во всем чувствовался какой-то эротический подтекст. Никакое усилие воли не могло вернуть обстановке ее прежний естественный облик. На душе стало легко и приятно, но, вместе с тем, ощущался небольшой физический дискомфорт. Одежда начала причинять неудобство, – захотелось все снять и голышом развалиться на диване.
Вылив на себя из тазика воду, предназначенную для умывания, демон принялся отжиматься от пола. Обливаясь потом, он делал физические упражнения, понемногу приходя в себя. Чувство жажды стало невыносимым. Решив, во что бы то ни стало, не притрагиваться больше к пище, узник принялся искать решение.

На уровне груди в обитой железом двери располагалось смотровое окошко. Величиной оно было чуть больше коробки из под сигар, но, буквально в метре за ним находилась лестница, уходящая в воду.
«Если повезет, то вода может оказаться достаточно пресной, как это часто бывает в лагунах», – решил демон и принялся рвать на полоски одну из аккуратно сложенных простыней. Начиная плести веревку, Асмодей задумался: «Не могли же они под водой протащить все это. Значит, есть еще один выход, да еще и люди, которые на них работают. Это вполне логично, учитывая, что под водой хватает жемчуга, кораллов и прочих драгоценностей, включая сокровища затонувших кораблей. Надо будет с этим всем разобраться».

Несмотря на железную волю демона, наркотик все же давал о себе знать, – координация стала ни к черту, а мысли путались, внезапно обрываясь и пропадая. Взглянув на веревку, Асмодей вдруг вспомнил о жажде.
Привязав к одному концу полотенце, он высунул руку в окошко и начал закидывать «удочку», периодически отжимая мокрое полотенце в одну из мисок. Затея удалась, – вода оказалась практически пресной, и вскоре ему удалось не только утолить жажду, но и немного запастись впрок.

Старательно припрятав следы своей деятельности и не съеденные продукты, узник принялся ждать. Закрыв глаза, он ощутил себя целиком погруженным в воду и начал задыхаться. Списав это ощущение на действие наркотика, Асмодей постарался расслабиться.
Вскоре удушье, и правда, закончилось, но он ясно и отчетливо почувствовал присутствие Нагили – запах ее кожи, тепло, прикосновение длинных черных волос, волнующую неповторимую восточную ауру. Словно душа ее оказалась вдруг рядом – незримая, но жаждущая дать о себе знать. Демон ощутил, как его сердце защемило неведомое доселе чувство, – он вдруг осознал, что готов пожертвовать всем, ради обладания этой маленькой своенравной дьяволицей, понял, что он сделает все для того, чтобы она была счастлива.

— Погоди сопли распускать, Ромео, – сказал Асмодей самому себе и принялся размышлять: «Сначала надо отсюда выбраться, причем – не с пустыми руками. В том, что Анатолис скоро заявится, можно даже не сомневаться. Свернуть ему шею, будет просто, но слишком гуманно. Да и неизвестно ведь, что еще придумала эта мразь. К тому же, Прозерпине это не понравится.
Попробую ему подыграть, потом свяжу и устрою допрос с пристрастием. Несколько часов на это у меня должно быть. Если гоблины действительно сотрудничают с пиратами или с кем-то еще в этом роде, то у меня есть шанс свалить по-тихому или хотя бы сообщить Лейле и Нагиле о том, где я.
Как же, черт побери, странно все это: Лейла, неожиданно повзрослевшая Нагиля, непохожая на персонаж игры Персефона… Как бы мне не стать разменной фигурой в игре этих взросленьких девочек».

Опытный мужчина не противится женской воле, разумно полагая, что – так или иначе, – весь мир все равно вращается вокруг женщины. Прими правила игры – сделай ее своей богиней, дай ей это почувствовать, – и вся эта вселенная упадет к твоим ногам, рассыпав пред тобою свои драгоценности. Начни вести себя подобно упертому барану или ослу, – и сам не заметишь, как свалишься в пропасть.
Поразмыслив немного, Асмодей пришел к выводу, что ему следует довериться сестрам. А если еще и они сами приложат все усилия, чтобы вызволить его из беды, то это значит, что он наконец-то нашел ту единственную, о которой любой высокопоставленный князь Преисподней может только мечтать.
— Ты будешь последним идиотом, если потеряешь эту ведьму! – пробормотал самому себе архидемон.

******

Нагиля закрыла глаза, прикусила губу, а потом расплылась в блаженной улыбке. Курившая рядом Лейла дождалась, пока сестра откроет глаза, и спросила:
— Почувствовала Асмодея? Он в порядке?
— Он думает обо мне, – улыбнулась Нагиля.
— Ну что же, – уже неплохо. Свет моря гаснет, – я поплыву на встречу с русалкой. Не вздумай без меня пытаться что-либо предпринять.
— Я дождусь тебя; только постарайся не задерживаться.

Внимательно посмотрев на сестру, Лейла вышла из каюты. Ножны с кинжалом на ремне, составляли весь ее вечерний наряд.

С наступлением темноты активность гоблинов поубавилась. Как и любое подневольное быдло, замученное днем тяжким трудом, эти мерзавцы, почти все попрятались в свои норы и дрыхли без задних ног. Солдаты же, стоявшие на постах, лениво болтали да играли в кости и «три ракушки», что тоже мало чем отличало их от обычных бюргеров.

Набрав воздуха, Лейла снова погрузилась на глубину и нос к носу столкнулась со своей недавней знакомой, так же неожиданно выскользнувшей из водорослей, как и прежде. Поманив дьяволицу за собой, русалка направилась к коралловому рифу, преграждавшему вход в лагуну.
— Здравствуй, Лейла, – сказала одна из пяти русалок, поджидавших ее.
— Атрагарте? Здравствуйте, ваше величество. – Лейла на плаву сделала реверанс, – надо сказать, что это у нее получилось весьма неплохо.
— Оставим формальности. Как я понимаю, тебе нужна наша помощь. А еще, – как я вижу, – ты теперь наделена особой, не демонической силой, – произнесла Атрагарте, и глаза ее вспыхнули, на мгновение, холодным синим огнем.
— Думаю, – в ваших же интересах будет помочь нам.
— Не тебе решать, что в наших интересах, а что нет, девочка. Но, помочь можно, – по родственному, скажем так. Ты ведь, надеюсь, тоже, не откажешь мне в трудную минуту?
— Смотря, о чем вы попросите.
— Спасибо за откровенность. Узнаю в тебе мать. Итак, чего же ты хочешь?
— Взломать решетку, забрать Асмодея вместе с Анатолисом и свалить отсюда.
— Не хотелось бы мне отдавать Персефоне вождя гоблинов. – Похоже, что королева русалок была прекрасно обо всем осведомлена. – Я могла бы неплохо нажиться на этой войне.
— Вам разве нужны деньги?
— А кто-то говорил о деньгах? – холодные глаза Атрагарте хищно блеснули.
— Я найду способ достойно отблагодарить вас, – твердо сказала Лейла.
— Уверенна, что это так, – усмехнулась королева русалок. – Слова дочери Лилит и Самаэля для меня достаточно. Я дам тебе четырех личных телохранительниц. Думаю, – этого хватит, чтобы обеспечить вам должную помощь и безопасность, пока вы в воде. Дальше, – уже сами. Удачи. Надеюсь… нет, я уверена в том, что мы скоро увидимся.
— Благодарю, вас, – склонила голову Лейла, вслед уплывающей вдаль русалке. Что-то в речи королевы ее, все же, насторожило. – Ждите меня в зарослях, неподалеку от входа в тоннель, – добавила дьяволица оставшимся с нею русалкам.

***WD***

Md – Katrine Lanfire

следующая глава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.