Глава 39. Скромное обаяние нацизма

— Comment еtait votre nuit, ma sоеur? – спросила Нагиля, заходя в горячую бурлящую воду.
— Remarquablement, ce sexe je n’ai pas eu. Et vous? – вопросом на вопрос ответила Лейла, закручивая волосы в хитрый узел.
— Trеs romantique. Rien ne vous ne voulez pas me le dire? – Нагиля продемонстрировала Лейле платиновое кольцо с черным бриллиантом.
— Trеs mauvais, beau, exquis, vous lui avez donnе а Asmodеe?

— Ne pas se еloigner de la rеponse, – усмехнулась Нагиля.
— Vous et moi aurez un voyage de plaisir en mer, – Ответила Лейла. – Les dеtails peuvent demander а Persеphone, en passant, ce est tout.

— Comme l’eau, les filles?* – Прозерпина скинула махровый халат и плавно опустилась в воду рядом с дьяволицами.
—Ты вроде собиралась присоединиться позже? – улыбнулась Лейла.
— Времени у нас не так много. Я не сомневаюсь в доблести вашего друга… но, все-таки, – он в руках врага.
— Уже? Значит, ты осведомлена о нашем плане? – Нагиля недоверчиво посмотрела на Прозерпину.
— Ваш, так называемый план, – ни к черту. Анатолиса не удастся выманить, – он никому не доверяет. Сейчас гоблины движутся к своему логову. Найти Асмодея можешь только лишь ты.
— Каким образом?
— Если действительно любишь своего красавчика-демона, – почувствуешь, куда следует двигаться.
— Я действительно чувствую его, – пробормотала Нагиля. – Готова поклясться, что ему сейчас больно.
— Тогда, решено. Сейчас авизо* с десятком лучших бойцов готовится к экспедиции. Все, что я могу для вас сделать – «отвести глаза» патрулей, охраняющих ставку Анатолиса, – для них вы будете практически невидимы. Дальше уже – действуйте по обстоятельствам. Если сможете доставить этого выродка мне живым, – буду весьма признательна. В противном же случае… Надеюсь, что вы меня не разочаруете.
— Все-таки, ты колдуешь! – улыбнулась Лейла, подплывая к Прозерпине.
— Ну, если только чуть-чуть, – ответила богиня мгновенно смягчившимся голосом, обнимая предмет своей страсти.
— Лейла, какая же ты шлюха. Прекратите! – почти всерьез воскликнула Нагиля.

Спустя полчаса сестры, одетые в удобную походную форму и вооруженные легкими, но невероятно опасными в умелых руках мечами, поднялись на борт корабля. Их вызвался сопровождать Авалон, плененный теперь чарами Лейлы.

******
*— Как прошла ночь, сестрица?
— Замечательно, такого секса у меня давно не было, а у тебя?
— Очень романтично. Ничего не хочешь мне рассказать?
— Весьма недурно, красиво, изыскано, – тебе его подарил Асмодей?
— Не уходи от ответа.
— Нам с тобой предстоит увеселительная прогулка по морю. О деталях можешь спросить у Персефоны, кстати, вот и она.
— Как водичка, девушки?

* Авизо – небольшой корабль, применяющийся для разведки и посыльной службы. 18 – 19 век.

******

Асмодей стоял за штурвалом, ловко направляя тяжелое судно между торчащими из воды острыми скалами. Когда взошла Луна, и начался прилив, он смог завести корабль в маленькую, окруженную скалами лагуну, буквально перешагнув через коралловый риф. Благодаря древнему проклятию, никто, кроме гоблинов не знал о существовании этого места. Мореплаватели обходили его стороной из-за дурной славы. Никто еще не возвращался из этих вод.

В одной из пещер находилась тайная резиденция Анатолиса. Попасть туда представлялось возможным только проплыв около ста метров глубоко под водой. Когда Асмодея тащили на дно, – он приготовился к худшему. Конечно же, убить высшего демона крайне непросто, но, лишившись противоядия, он подвергался немалой опасности, – на восстановление могли уйти годы.

Прошла минута, другая, третья… в конце подводного тоннеля показался мерцающий свет. Почти потеряв сознание, но, все же, не впустив в легкие воду, Асмодей стоически вытерпел пытку, про себя поклявшись жестоко за нее отомстить. Вынырнув из воды, он понемногу пришел в себя и огляделся по сторонам.
Помещение походило на часовню в Седлице, выполненную больным на голову архитектором, по заказу какого-то маньяка-священника. Вырубленные в скале стены украшали человеческие кости и черепа. Узоры, гербы, орнаменты, чаши и статуи с арками из человеческих останков, поражали мрачной красотой и притягивали внимание, очаровывая торжеством смерти. Огромная люстра из черепов и костей, хитроумно соединенных вместе, была выполнена столь искусно, что даже понравилась архидемону, несмотря на его изысканный вкус. Статуи — коллажи, намазанные фосфором глубоководных «удильщиков», светились ровным мягким зеленоватым сиянием.

— Крутое местечко, – сказал Асмодей, выбираясь по одной из лесенок из небольшого бассейна, служившего неким турникетом, связывающим зал с подводным тоннелем.
— Досталось мне от прежнего хозяина. Нравится? – спросил главный гоблин, сидящий на троне из того же материала, что и все остальное.
— Впечатляет, – ответил демон, без приглашения располагаясь в одном из кресел и хлопая ладонью по подлокотнику — черепу.
— Угощайся, – Анатолис показал жестом на стол, сервированный довольно умело и явно совсем не по-гоблински. – Хочу тебе кое-что объяснить, прежде чем ты начал пороть чепуху. Я не поверил ничему из того, что мне донесли о тебе. Так как ты не похож на смертника, планирующего покушение, – я пришел к выводу, что ты – или шпион, или хахаль этой августейшей пигалицы – Персефоны, попавший отчего-то в немилость. Насчет первого – шансы малы, так как выйти отсюда еще никому не удавалось. Но вот, второе – весьма вероятно. Подвергнуться такому жестокому наказанию не мог обычный любовник. За подобное мимолетное увлечение вероятно схлопотать кинжал в бок, если распустишь язык. Отсюда я делаю вывод, что ты был ей очень близок, дорог… и посвящен во многие дворцовые тайны. Но даже этого мало для подобного обращения, следовательно – ты  жигало, выскочка, решивший шантажировать королеву, чем вызвал ее праведный гнев. Мне нужны будут такие бессовестные подонки с мозгами. Но, все это – потом. Сначала тебе следует заслужить мое доверие. Так как ты хороший игрок, то даже под пыткой не расскажешь мне обо всем том, что тебе известно, поэтому – предлагаю тебе стать моим консультантом. Но, предупреждаю – один подвох, одна ложь или манипуляция, – и тебе крышка.
— Браво! – хлопнул в ладоши демон, с удовольствием утоляя голод и жажду. – Только вот, это был не шантаж, а просьба отпустить меня и мою невесту, которую Прозерпина исполнила весьма оригинально.
— Ты не просто тупица, ты самый что ни на есть долбо*б, если решил, что она отпустит тебя с таким багажом знаний, да еще к другой женщине!
— От любви люди глупеют.
— Хорошо, что ты хоть сам это признаешь.
— Мне бы иголку с ниткой, – поморщился Асмодей, – на столе он обнаружил неплохой виски и, после пары глотков, вылил остатки из стакана на рану.
— Тебя поместят в отдельную камеру и снабдят всем необходимым. Только я буду навещать тебя. Станешь моим личным… оракулом. Один неверный совет, – и тебя уничтожат. Один раз мне хоть в чем-то соврешь, – и будешь корчиться на дыбе в бассейне с электрическими угрями.
— Так что же ты медлишь? Задавай свой первый вопрос.
— Успеется. Сначала приведи в порядок мозги. Отныне – никакого алкоголя, – побольше фосфора и витаминов. Кроме того, включим в твой рацион кое-что из расширителей сознания. Мне не нужен тупой оракул… – Анатолис чуть было не добавил слово импотент, но тут — же осекся.

Спрыгнув с трона, гоблин сцепил руки за спиной и принялся расхаживать взад-вперед мимо стола, за которым сидел Асмодей. Здоровяк для своего рода, коротышка был ростом не многим выше вольготно сидящего в кресле демона. Асмодей заметил, как трясутся его толстые синие губы, с которых слетали отрывистые скрипучие фразы:
— Я подниму мой народ из нужды, нищеты и позора! Я заставлю всех и вся нас уважать! Враги глупы, полагая, что я начну с их массового истребления. Я построю новый порядок! Приток людей в сферу созидания и повышение оплаты труда обеспечат счастливое будущее всем! Они даже не заметят, что стали рабами! Сокровищ моря хватит на то, чтобы купить с потрохами всех, кого надо, и по-тихому устроить переворот. Потом я подкормлю оппозицию и буду смотреть, как они режут друг другу глотки!  Те, что останутся, будут служить только мне! Все время они пытались навязать нам свое господство, мотивируя это своим расовым превосходством и поддерживая военной мощью, но больше наши разрозненные племена не будут это терпеть. Я объединю их! Я поведу их к победе во имя светлого будущего!
— Хайль Гитлер, – сказал Асмодей, успевший прикончить за это время добрую половину бутылки крепкого старого скотча.
— Я не фашист! – завопил гоблин. – Если бы ты не прогуливал уроки в школе, то понял, чем мои идеи отличаются от фашистских. Увести эту дебильную пьяную сволочь, пока я не прибил его! Посадите его в камеру для богатых заложников.

Вынырнувшие из воды гоблины схватили демона, размякшего от угощения, которое было изрядно приправлено наркотой, и потащили его снова под воду.
Анатолис же, оставшись один, достал заветную коробочку с опиумом, зарядил длинную бамбуковую трубку и принялся пыхтеть у огарка свечи. Вскоре он свалился на пол и по-женски ерзая на спине, начал постанывать, как актриса в дешевом порно-спектакле.

***WD***

Md – Katrine Lanfire

следующая глава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.