Глава 38. Нападение гоблинов-педерастов

Рано утром из порта столицы Аида – Екатии отбыл корабль с заключенными, следующий на одиноко стоящий скалистый остров посреди моря. Каменная глубина – так называлась самая страшная тюрьма подземного мира. В охране и надзирателях она не нуждалась, так как воды вокруг кишели акулами, а сам остров начисто был лишен всякой растительности и деревянных построек, из которых заключенные могли бы соорудить плот. Этот клочок скудной земли на карте значился, как «Змеиный Эдем». Матросы же с содроганием и присущим им юмором, называли его просто Эдемом. По непонятным причинам остров буквально кишел ядовитыми змеями, единственной пищей которых являлись перелетные птицы.

Некоторые узники Каменной глубины, рискуя жизнью, промышляли рыбной ловлей и сбором яиц; прочие же – попросту ели друг друга, как в переносном, так и в прямом смысле. Все они сходили с ума в ожидании извержения вулкана, который раз в несколько лет уничтожал оставшихся в живых, сжигая их заживо. Извержение это скорей походило на испытание ядерной бомбы. Из недр Эдема вырывался столб огня, дыма и пепла, превращаясь на высоте пары миль в огромный ужасающий гриб с огненным шаром внутри. Смертоносное зрелище завораживало случайного наблюдателя. Сфера сияла сперва голубым, затем ярко-белым, золотисто-желтым, оранжевым, вишнево-красным… пока не чернела подобно затухающим углям.

После извержения остров погружался целиком в воду, а спустя какое-то время снова всплывал, и все нем начиналось с начала. Прибывали новые заключенные, – восстанавливали уцелевшие каменные постройки и стену тюрьмы, ремонтировали дистиллятор пресной воды и прочее нехитрое оборудование, строили-обустраивались, делились на банды, семейки и выбирали себе главарей… А затем, оставленные охраной, оставались там жить в ожидании смерти, но надеясь все же на какое-то чудо.

Каким образом змеям удавалось пережить подобные катаклизмы природы – оставалось загадкой даже для самого Плутона*, но эти чудные рептилии теперь грелись на прибрежных скалах и валунах, словно ожидая новый корабль с заключенными.

Среди пятерых отморозков, приговоренных к жестокой участи, находился и Асмодей.  Держали его отдельно, в железной клетке, скованного по рукам и ногам, в маске и с кляпом во рту, как невероятно опасного и недостойного обычной ultima mortis* государственного преступника. Охранники, наслышанные о его ужасающих злодеяниях, смотрели на Асмодея с опаской и уважением, не решаясь подходить слишком близко. Жить им оставалось совсем недолго.

Нападение гоблинов было внезапным стремительным и победоносным. Уродливые человекообразные, похожие на мутировавших лягушек зубастые монстры повыныривали из воды, сидя на спинах летучих рыбин. Спрыгивая на палубу один за другим, они принялись безжалостно убивать всех подряд, не обращая никакого внимания на наносимые им раны и смерть товарищей.
Поскальзываясь в лужах крови, охранники тщетно пытались отбить атаку. Одурманенных наркотиками и зазомбированных фашистской пропагандой безмозглых тварей оказалось слишком уж много. Дрались они яростно, не зная ни сомнения, ни пощады. Налитые кровью и ненавистью глаза гоблинов словно парализовывали противника, сковывая движения и вводя в ступор.
Когда битва была окончена, по сброшенной в воду веревочной лестнице поднялся предводитель злобной свирепой своры. Дав, что есть дури, пинка одному из бойцов, обгладывающему оторванную руку матроса, он направился в трюм к заключенным.

Анатолис не походил на человека в полном смысле этого слова. Таившаяся в нем душа гоблина вырвалась на свободу после того, как его похитили и съели заживо близкие по духу отвратительные существа. Похищение и поедание пленников являлось для гоблинов не просто забавой и удовольствием. Вместе с энергией и мясом они впитывали накопленные людьми знания, облагораживали свой вырождающийся от кровосмесительных связей, вымирающий род свежими программами ДНК, идущими, образно говоря, на запчасти.
Но, в данном случае произошло неординарное и никем не предвиденное. Холеное годами, раздувшееся до предела эго Анатолиса оказалось настолько жизнеспособным и так жаждало бытия всей своей черной душой, что умудрилось поселиться в огромном гоблине-имбециле, став его вторым я.

Быстро освоившись – сперва в новом разуме, поработив его, – затем теле, а после этого уже и в новом неведомом мире, Анатолис начал борьбу за власть. Поначалу это давалось сложно, с огромным трудом. Но, используя дьявольское сочетание силы и интеллекта, а так же врожденную способность психопатов подчинять себе более слабых и инертных, он добился незаурядного успеха. Став лидером, Анатолис не мог успокоиться.
Психопат – мастер выдумывания конфликтов. Если нет повода, – он его выдумает и логически обоснует. Неуемная, неутолимая жажда власти толкнула его на создание «Плана порабощения низшей расы сухопутных существ». Жить за счет других нравится всем ублюдкам и паразитам во всех мирах, и идея эта была подхвачена гоблинами на ура.

— Спортсмена оставьте мне. Остальных можете съесть, – скомандовал  морской фюрер. – С нашего же гостинца снимите маску и кляп; кандалы не снимать.

— У тебя десять минут, чтобы убедить меня в том, что я не зря сюда прибыл и отбил тебя ценой немалых потерь, – сказал Анатолис демону минуту спустя и сел в предложенное ему деревянное кресло.
— Какого черта я еще должен перед тобой оправдываться? – раздался завораживающий баритон Асмодея. – Ты притащился сюда, – тебе и задавать вопросы. А я еще подумаю, – стоит ли на них отвечать.
— Смело, но глупо. Я просто закушу твоими мозгами и все узнаю.
— Хрен ты что узнаешь; тем более, что я ядовитый.
— Тоже глупая отмазка. Нузак, откуси-ка небольшой кусочек от этого придурка.
— Бляяять, тварь гребаная… Сука! – закричал Асмодей, когда один из монстров с удовольствием откусил у него приличный кусок ноги ниже колена.
Через минуту довольный, испачканный кровью гоблин схватился за горло и, издавая хрипы, упал навзничь.
— Хм, – презрительно хмыкнул Анатолис, – в любом случае это не помешает мне пытать тебя, пока я все не узнаю, а потом просто пустить в расход.
Рука Анатолиса нервно дернулась, поправляя длинные жирные патлы.
— Теллс, – усмехнулся непревзойденный игрок в покер. – Ты блефуешь, – я нужен тебе для чего-то.
— Не будь таким самоуверенным, сопляк. Ты просто дебил, если думаешь, что можешь мне диктовать свои условия. Заткните ему рот и отведите корабль в безопасное место. У меня уже жабры сохнуть тут начали.
— Никто из нас не умеет управлять судном, – ответил один из старших гоблинов.
— Вы что, Всех перебили? Кругом одни идиоты! Черт бы вас всех побрал!
— Я могу отвести судно, куда пожелаете, – сказал Асмодей. – Мне совсем не хотелось бы снова оказаться в руках у королевских  жандармов.
— Хм, ладно, – криво ухмыльнулся Анатолис. – Снять кандалы. Глаз не спускать с этой морского крысеныша.
Глаз урода задергался; пряча дрожащие руки, потея, он чуть ли не бегом вышел на палубу и нырнул в воду. Назвав Асмодея «крысенышем», гоблин не просто покривил своей темной душой. Архидемон был красив не по человечески, а его голос, манера вести себя, гордость и внутренняя сила произвели на вождя гоблинов неизгладимое впечатление. И если вначале Анатолис просто завидовал Асмодею, то спустя минуту, им овладела тривиальная нервная извращенная похоть.

Нервозы преследовали Анатолиса еще среди людей. Страх перед разоблачением тщательно скрываемой гомосексуальности сделал из него настоящего параноика и фашиствующего качка-психопата. Теперь же его разрывала на части буря нахлынувших чувств и эмоций, среди которых – страх и влечение являлись доминирующими и висели на разных чашах весов.

***WD***

*Имена бога подземного царства – Аид, Плутон, Гадес, Оркус, а также Дит или Дис. Друзья чаще всего зовут его – Плуто.

*Ultima mortis – окончательная смерть и полное забвение духа.

следующая глава

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.