Глава 36. Сентиментальная

 

Сняв с вертела последние куски и раздав их присутствующим, раб поставил на скатерть плетеную корзинку с фруктами, долил каждому вина и, взглянув на свою госпожу, отправился устанавливать шатер.

Вскоре свечение колонн почти прекратилось, но на кончиках сталактитов и листьях каменных цветов, начали вспыхивать огни святого Эльма. Сине-зеленые, фиолетовые, похожие на светящиеся кисточки и новогодние гирлянды, они причудливо преобразили весь грот, сделав его похожим на волшебный сказочный лес.
— Надо отдохнуть, – завтра вам понадобятся свежие силы, – сказала, потягиваясь, Прозерпина.
— Может, пойдешь, прогуляешься, пока мы тут расположимся? – обратилась Нагиля к Асмодею, поймав красноречивый взгляд Лейлы.
— Я и сам хотел еще немного полюбоваться на это великолепие, – ответил архидемон.
Достав меч из ножен, Асмодей улыбнулся, глядя, как по лезвию из ковавшейся веками стали пробежали маленькие электрические разряды. Тихо ступая, он отошел в сторону и присел на валун, вдыхая наполнившийся озоном свежий ночной воздух. Взор его был обращен внутрь себя, – наступили бесконечные минуты грусти, которую никто не видел и не был в силах понять.
Тем временем в шатре царила обычная женская болтовня. Никто из смертных даже не смог бы подумать, что полуголые девушки, обсуждающие последние новости моды и прочие жизненно важные вещи, – никто иной как, две дьяволицы и античная богиня.

Когда речь зашла о сексе, Нагиля скромно помалкивала и таинственно улыбалась, зато Лейле и Прозерпине хватало о тем для беседы. То, что вытворяли богини, обладающие сверхъестественными способностями, казалось не просто развратным, – по-настоящему безумным. Да и Лейла тоже повидала немало интересного в своей жизни. Несмотря на огромный опыт, каждая узнавала для себя что-то новое и каждая спешила поделиться своими открытиями.

Вскоре занимательная приятная болтовня девушек плавно переросла в демонстрацию своих способностей, и Нагиля потихоньку покинула шатер. Лейла и Персефона настолько увлеклись друг другом, что… как-бы не заметили этого. В тишине грота были слышны их сладострастные стоны.
— Хочешь присоединиться к ним? – спросила Нагиля сидящего на камне демона.
— Не думаю, что мне это нужно.
— Вот как? – Нагиля подошла ближе и посмотрела прямо в глаза Асмодею.
— Просто ты совсем меня не знаешь, – сказал он.
— А если я скажу, что хотела бы узнать тебя?
Асмодей встал с камня и, оказавшись рядом с Нагилей, обнял ее за талию.
— Ты такая красивая и соблазнительная, юная, свежая, чистая, словно ангел, – сказал он, привлекая к себе дьяволицу.
— Скажи только три слова, и я твоя, – тихо ответила Нагиля, опуская глаза. – Пусть даже, – это просто игра, – обмани меня.
— Я люблю тебя.
— Черт, как долго же я ждала этого! – прошептала Нагиля, обнимая Асмодея. Одеяло, в которое она была завернута, упало на песок у ее ног.

Еще никогда Асмодей не был так нежен с женщиной, еще никогда Нагиля не отдавалась с такой страстью. Они никак не могли насытиться друг другом, но когда это случилось, ненадолго лишив их сил, по щеке Нагили  скатилась слеза радости.
Войдя в шатер, счастливые любовники переглянулись и улыбнулись друг другу. Прозерпина и Лейла мирно спали, обнявшись, – их лица светились блаженством и умиротворением.

Почувствовав заинтересованность во взгляде Асмодея, Нагиля немного нахмурилась, но вскоре позабыла об этом. Стоило им только прилечь вместе, новая волна тихой страсти накрыла их и унесла в океан удовольствия.

Проснувшись и увидев спящих вместе Асмодея и Нагилю, Прозерпина прищурила глаза. Правда, при воспоминании о прошлом вечере выражение ее лица заметно смягчилось. Откинув одеяло, она провела рукой по мягкой нежной коже на спине Лейлы. Дьяволица открыла глаза, и не успела Прозерпина опомниться, как снова очутилась у нее в объятьях.
— Подожди, прошу тебя, – прошептала богиня. – Когда прибудем в город, – весь дворец окажется в нашем распоряжении. Моего супруга не будет еще две недели, – можем делать с тобой все, что заблагорассудится.
— И чем же занят великий Аид?
— Не имею понятия, – у нас трудный период во взаимоотношениях. Буди друзей. Я должна привести себя в порядок.
Пока Прозерпина умывалась и наводила должным образом красоту, Лейла растолкала Нагилю и Асмодея.
— Вставайте, голубки, – сказала она. – Нас ждет дорога в город.
— Что же, – повеселимся, и домой, – Нагиля сладко потянулась, провела рукой по щеке демона.
— Не рассчитывай на легкую победу, – ответила Лейла. – Персефона положила глаз на Асмодея, – должно быть, ее не устраивают местные офицеры. Да и меня она не горит желанием отпускать.
— Возможно даже, что ей это удастся, – задумчиво произнес Асмодей. –  Прозерпина тут и царица, и богиня, – думаю, что в городе ее сила неоспоримо-огромна.
— Мы должны выработать четкую стратегию и держаться вместе, – сказала Лейла.
— Не уверен, что это возможно, – возразил Асмодей. – Сделаем так, – ты возьмешь мое противоядие. – С этими словами он протянул Нагиле ампулу, выглядевшую теперь как стеклянный шарик.
— Я не возьму у тебя ее, – заупрямилась Нагиля.
— Тебе, как это ни странно, грозит наибольшая опасность. Если я, даже и задержусь в игре, то прекрасно смогу о себе позаботиться.
— Все стало слишком серьезно, сестра. Бери и держи всегда под рукой, иначе я сама отправлю тебя сейчас же назад. – Голос Лейлы не давал повода для сомнений в ее намерениях.

Сжав губы, Нагиля взяла ампулу Асмодея. Вскоре они уже сидели в лодке и мирно беседовали с Прозерпиной, обсуждая последние светские новости. Сальвадор без устали работал веслами, стремительно подгоняя лодку вперед.

На противоположном берегу озера в отвесной каменной стене над водой зияла огромная трещина. Направив в нее лодку, раб сложил весла и взял багор. Вскоре шлюпка стремительно понеслась, подхваченная течением подземной реки по извилистом каменному руслу, Сальвадору приходилось то и дело отталкиваться от скал и камней, – иначе бы ее разнесло в щепки.

Постепенно течение становилось все более быстрым. Река яростно бурлила, разбиваясь о многочисленные препятствия. Шум реки перерос в страшный грохот, – впереди показалось облако из водяной пыли.

— Как я понял, нас несет к водопаду, – сказал Асмодей; звук его голоса растворился в нарастающем гуле.

Прозерпина таинственно улыбалась. Глядя на нее, сидевшая рядом Лейла расслабилась, но все же придвинулась ближе к своей новой любовнице. Нагиля поспешила прижаться к Асмодею. Сальвадор же спокойно стоял у кормы, направляя лодку меж двух огромных камней. Вопреки ожиданиям путешественников, врезавшись в облако водяной пыли, они не упали вниз, – лодка словно повисла на чем-то, покачнулась и устремилась вдаль. Какое-то время казалось, что она переворачивается, но вокруг абсолютно ничего не было видно.
Так продолжалось еще какое-то время – минуты, полчаса, час, – пока, наконец, туман не рассеялся и впереди не показался огромный мраморный дворец, гордо возвышающийся на берегу светящегося всеми цветами радуги моря.

Черное низкое небо врезалось в горизонт причудливым контуром перевернутых скал.  Наверху, в просвете между легкими облаками, был виден горный рельеф, – словно с высоты птичьего полета, только наоборот. От этой чудовищной перспективы стало не по себе даже Асмодею, –  подземный мир казался дикой, перевернутой копией настоящего.

— Словно стоишь на небе вниз головой, не правда ли? – Обратилась Прозерпина ко всем присутствующим, не без удовольствия наблюдая за их реакцией.
— Диковатое место, но посимпатичнее нижнего Ада, – ответила Лейла, снимая насквозь промокшую куртку.
— Это и есть подземный мир? – Нагиля последовала примеру Лейлы. – Не так тут и плохо.
— Не стоит делать поспешных выводов, – ответила Прозерпина. – К тому же, – неволя – она и в золотой клетке неволя.
— Нам близки и понятны твои чувства, – сказал Асмодей.
— Ангелам Ада Сложно понять богов. Хотя, есть и исключения, – слова Прозерпины звучали теперь как-то особенно сладко, – ее голос наполнился музыкой, влюблял, завораживал.
— Ты вся сияешь, – восхищенно сказала Нагиля. – Боже, какая красота! Хочу быть богиней.

Лик  Персефоны, и правда, изменился – она стала свежее, моложе. Богиня обрела свой истинный облик, – в лодке сидела уже не девушка-амазонка, но окруженная золотой аурой, красивая до безумия, совершенная и вечно юная жительница Олимпа.

— Спасибо, – скромно ответила Прозерпина и стрельнула глазами в сторону Лейлы.
Лейла подняла глаза к небу, но, не обнаружив там того, на кого можно бы было выпустить поток мысленных ругательств, наклонилась к Прозерпине и шепнула ей на ухо:
— Я горю от нетерпения заняться любовью с настоящей богиней. Попробуем вечером парочку из тез штучек, о которых ты мне вчера рассказывала?
Вместо ответа, Персефона обняла дьяволицу и, покосившись на Нагилю с Асмодеем, одарила ее долгим нескромным поцелуем.
— Я хотела предложить тебе много больше, – сказала она, оторвавшись и глубоко вздохнув. – Но об этом мы поговорим позже. Твоя же мечта, Нагиля, легко осуществима. Соблазни Аида, стань его новой женой и займи мое место, – для этого у тебя есть все данные.
— Ну уж нет, не такой ценой, – почти испуганно ответила дьяволица.
— А ты как хотела? – не смотря на невинный облик, глаза Персефоны стали холодными, словно лед. – За все приходится платить. Даже если мы и не просим о том, что получаем, более могущественные силы все равно возьмут свою плату. Прежде, чем желать здесь чего-то, подумай, чем ты готова пожертвовать ради этого.
— Когда сам завоевываешь то, что тебе хочется, – платить не надо, – возразил Асмодей.
— Победа тоже имеет свою цену, – усмехнулась Персефона.
— Как правило, все окупается сполна, – ответил демон.
— Вот и посмотрим, так ли это. – Прозерпина взглянула на Лейлу и, словно прочитав ее мысли, добавила. – Сальвадор, греби в порт.

Вскоре Прозерпина и ее гости сошли на берег, сели в ожидавшую их карету и отправились во дворец.

— Все как у людей, – пошутила Лейла, глядя по сторонам.
— Гламурно. Немного вычурно и пафосно, – пастельные тона напрягают, – добавила Нагиля.
— Если под словом «гламур», ты имеешь в виду колдовство, то заблуждаешься. Все вокруг настоящее – просто выполнено с особым  искусством, – Оставившая ненадолго гостей Прозерпина внезапно появилась в сопровождение молодого рыцаря.*

Сев в удобное кресло и закинув точеные ножки в туфельках на невысокий столик, она какое-то время просто молчала, глядя на своих гостей – словно изучая их, – затем взяла тонкую дамскую сигарету, прикурила от пламени спички и тихо сказала:
— Вы мои гости и здесь находитесь под моей защитой. Я так решила. Но став моими союзниками, вам придется оказать мне одну услугу. Дело в следующем: В глубинах вод обитает многочисленная раса морских гоблинов. Сами по себе эти животные не представляли для нас особой опасности, но у них появился лидер – психопат из мира людей. Ему удалось подчинить и организовать злобное стадо ублюдков. Это стало проблемой. Суша имеет для них важное стратегическое значение, ведь многие технологии попросту невозможны под водой. Поэтому они намерены почти полностью истребить нас, а оставшихся сделать рабами. Я хочу, чтобы вы доставили мне эту ошибку природы.
— Каким образом человек смог попасть к морским гоблинам? – спросила Нагиля. – Он обладает некой силой?
— Похищения людей происходят довольно часто, – ответила Прозерпина, сладко затягиваясь ментоловым дымом. – Человеческий потенциал огромен. Если знать, как его использовать, – можно извлечь из этого немалую выгоду. В морях бесследно исчезают огромные корабли. Если учесть, что вода – это универсальный проводник, а в ее глубинах даже время течет по иному, то в этом нет ничего удивительного. Конечно, он не является больше человеком, – остался лишь злобный призрак с раздутым, как мыльный пузырь эго. Его сила в интеллекте, которого недостает гоблинам и душевном недуге, присущем подобным вождям.
— Таковы, по сути, все низшие демоны, – сказала Лейла. – Думаю, что мы справимся с этой задачей.
— Не забывай о том, что здесь у нас нет той силы и влияния, что в Преисподней, – скептично произнес Асмодей.
— Я все та же, и мои таланты при мне, – улыбнулась Лейла.
— В данном случае твои чары бессильны, –  усмехнулась Прозерпина, – при жизни ему нравились мальчики.
— Нам нужно знать о нем все, – Сказал Асмодей, немного смутившись от неоднозначного взгляда Лейлы.
— Авалон проводит вас в покои и введет в курс дела. Создайте план и не тяните с решением, – время не на вашей стороне. Вечером жду на ужин.

*** WD ***

* Первоначально слово «гламур» означало оккультное заклинание ведьм, призванное заставить кого-то поверить, принудить смотреть на вещи по-другому.

******

Md – Katrine Lanfire

Следующая глава

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.